Описание третьей части третьего тома романа Л. Н. Толстого «Война и мир» по главам

Главные герои романа

  • Наталья Ростова – в этой части эта героиня показана как самоотверженная девушка, которая, видя положение раненых, убеждает родителей пожертвовать для них подводами. Когда по причине войны семья Ростовых вынуждена была выехать из Москвы, Наташа узнала, что в одной из изб, в деревне Мытищи, где они временно остановились, находится раненый Андрей Болконский – и стала самоотверженно ухаживать за ним.
  • Андрей Болконский – в этой части описывается случай, как после ранения на Бородинском поле Андрей попадает сначала на перевязочный пункт, затем в село Мытищи. Он просит Евангелие и задумывается о любви Божьей. Здесь Андрея находит Наталья и самоотверженно ухаживает за любимым человеком.
  • Пьер Безухов – в этой части романа «Война и мир» показан как человек, который, оказавшись на войне, с одной стороны, испытывает страх, желая оказаться в обычных условиях, с другой – желает совершить, как он считает, доброе дело для своей Отчизны, уничтожив главного врага – Наполеона. Этот план ему не удается. Во время пожара в Москве Пьер Безухов участвует в спасении трехлетней девочки, уступив слезным мольбам ее матери. Заступился за девушку-армянку, подравшись с французом, пытавшимся ее ограбить, за что попал в плен.
  • Михаил Илларионович Кутузов – главнокомандующий русской армией, который заботится о сбережении своей армии, с целью чего во время Отечественной войны 1812 года приказывает отступление русских войск из Москвы.
  • Граф Растопчин – московский генерал-губернатор. Под видом того, что заботится о народе, просто играет роль «руководителя народного чувства». Получив от Кутузова распоряжение беспрепятственно провести через Москву отступление русских войск, не сумел ничего организовать.

Глава первая

В этой главе Лев Николаевич Толстой рассуждает об абсолютной непрерывности движения, которая непонятна человеческому уму.

Автор рассуждает о причинно-следственных связях в ходе исторических событий.

Глава вторая

Целью движения французского войска является Москва, и оно с силой стремительности несется к ней. Русская армия вынуждена отступать, но по мере отступления в ней растет ожесточение против врага. Когда Кутузов и вся его армия уже были уверены, что Бородинское сражение выиграно, начали поступать известия о больших потерях в отрядах бойцов.

Глава третья

Отступившие от Бородина русские войска стояли у Филей. Вдруг ездивший для осмотра позиций Ермолов сообщил Кутузову, что сражаться на этой позиции нет никакой возможности, на что фельдмаршал отреагировал с иронией, усомнившись в здоровье Ермолова.

Роман "Война и мир". Эпизод
Кутузов, выйдя из экипажа, сел на лавку на краю дороги. Его окружили генералы, и многие вносили свои предложения по защите Москвы от врага. Главнокомандующий, слушая мнения приближенных, ясно понимал, что не было никакой физической возможности защитить Москву от неприятеля в полном значении этих слов, и сейчас ни в коем случае нельзя вступать в сражение, иначе произойдет путаница.

«Неужели это я допустил до Москвы Наполеона, и когда же я это сделал?» – переживал Кутузов и страдал от этого вопроса, который так часто задавал себе самому. Он ясно понимал, что русские войска должны оставить Москву, отступить, и нужно во что бы то ни стало отдать приказание.

Глава четвертая

В этой главе автор описывает военный совет, который происходил не в просторном доме, где собирались генералы, а в простой, хотя и самой лучшей избе обыкновенного мужика Андрея Савастьянова. Его внучка, шестилетняя Малаша, во все глаза смотрела, как один за одним к ним заходили генералы и рассаживались под иконами. Сюда же пожаловал и Кутузов.

Совет все не начинался, потому что все ждали Бенисгена, опаздывающего под предлогом осмотра позиций, хотя на самом деле генерал обедал. Наконец, прибыл и он, и Кутузов, встав, задал всем присутствующим вопрос: «Оставить ли без боя священную и древнюю столицу России, или защищать ее?» Необходимо ли рисковать армией или отдать Москву без боя? Начались прения, но к единому мнению так и не пришли. Главнокомандующий приказал отступление.

Глава пятая

В обстоятельствах, которые были важнее, чем отступление русской армии – оставлении Москвы и сожжении города после Бородинского сражения – Растопчин действовал совершенно иначе, чем Кутузов. Во всех городах России народ с некоторой беспечностью ожидал неприятеля, не бунтуя и не волнуясь при этом. Как только враг приближался к городу, богатые уходили, бросая имущество, бедные – хотя и оставались, сжигали все нажитое. «Стыдно бежать от опасности; только трусы бегут из Москвы», — говорили им, но те, кто понимал обстановку, уходили, осознавая, что это сейчас необходимо. Граф Растопчин в этом случае действовал противоречиво: «то принимал славу сожжения Москвы, то отрекался от нее, то приказывал народу ловить всех шпионов и приводить к нему…»

Глава шестая

Перед Элен Безуховой возникла странная задача: сохранить близость отношений и с вельможей, с которым встретилась в Петербурге, и с молодым принцем из заграницы – они сошлись в Вильне. Она нашла выход из положения, действуя не хитростью, но поставив себя в положение правой, а других заставляя чувствовать себя виноватыми. Когда иностранец начал упрекать ее, она гордо заявила: «Вот эгоизм и жестокость мужчин! Я ничего лучшего и не ожидала. Женщина приносит себя в жертву вам; она страдает, и вот ей награда. Ваше высочество, какое имеете вы право требовать от меня отчета в моих привязанностях и дружеских чувствах? Это человек, бывший для меня больше чем отцом…» Молодой иностранец склонил Безухову принять католическую веру, сводив в храм, где она совершила определенные обряды посвящения.

Глава седьмая

Элен боялась, что светская власть осудит ее переход в католичество, и поэтому решила вызвать ревность у вельможи, говоря, что единственным средством получить право на нее является женитьба.

Эпизод из романа "Война и мир"

По Петербургу распространился слух, за кого из двух претендентов Элен хочет выйти замуж, однако, на том, что перед этим она должна будет развестись с мужем, внимание не акцентировалось. Только Мария Дмитриевна, приезжавшая в Петербург, осмелилась высказать мнение, противное всему обществу.

В законности предпринимаемого решения по поводу предстоящего брака сомневалась и мать Элен – княгиня Курагина, но свои доводы она приводила осторожно.

Дорогие читатели! Предлагаем ознакомиться с описанием третьей части третьего тома романа Л.Н. Толстого “Война и мир” по главам.

Окончательно определившись с выбором, Элен написала письмо Пьеру Безухову, где сообщила, что перешла в католическую веру и намерена развестись с ним, чтобы впоследствии вступить в брак.

Глава восьмая

Пьер Безухов, попав на перевязочный пункт, увидев кровь и услышав стоны и крики раненых, пришел в замешательство. Единственное, что ему сейчас хотелось – оказаться в обычных условиях жизни и заснуть в своей постели.

Пройдя версты три по большой Можайской дороге, Пьер сел на краю ее. Задумавшись, он отстал от своих, но увидел солдат, которые, разведя огонь, варили сало. Воспользовавшись предложением поесть, Пьер с удовольствием кушал то, что насыпали ему из котелка (блюдо называлось «кавардачок»). Затем солдаты провели его в Можайск и помогли отыскать своих. В гостиницах постоялого двора места не было, и поэтому Безухову пришлось лечь в свою коляску.

Глава девятая

Только лишь Пьер Безухов прилег головой на подушку, ему показалось, что раздались выстрелы пушек и снарядов и послышались стоны раненых. Он понял, что, к счастью, это был только сон. На дворе стояла тишина. Пьер снова заснул, и ему чудились то слова благодетеля из масонской ложи, то Анатоль и Долохов, которые громко кричали и пели… Разбудил его голос берейтора: «Запрягать надо, пора запрягать, ваше сиятельство!»

Оказалось, что французы продвинулись в Можайск, и нужно отступать. Пьер пошел через город пешком и везде видел страдания оставленных раненых. По дороге он узнал, что умер его шурин.

Глава десятая

Когда Пьер Безухов вернулся в Москву, его встретил адъютант графа Растопчина, который сообщил, что его везде ищут. Пьер повиновался и, не заезжая домой, взяв извозчика, поехал к главнокомандующему.

В доме графа и приемная, и прихожая были полны чиновников. Все уже знали о том, что защищать Москву невозможно и что она будет сдана врагу, и рассуждали на эту тему. Ожидая в приемной, пока его вызовут, Пьер общался с присутствующими, которые выражали свое мнение по поводу происходящего.

Глава одиннадцатая

Наконец, Пьера позвали к главнокомандующему. Разговор с Растопчиным был неприятным, ведь он приводил в пример некого Ключарева, который под видом строительства храма разрушает «храм своего отечества». Растопчин настаивал на том, чтобы Пьер прекратил отношения с такими людьми, и уезжал как можно скорее.

Безухов вышел от Растопчина очень рассерженным и сразу направился домой. Там ожидали его просители, которые желали разрешить свои вопросы. Нехотя приняв нескольких из них, Пьер пошел спать. На следующие утро пришел полицейский чиновник, который интересовался, уехал или уезжает ли Безухов. Игнорируя людей, ожидающих его в гостиной, Пьер поспешно оделся и вышел через заднее крыльцо в ворота. Больше домашние его не видели.

Глава двенадцатая

До первого сентября, то есть до того времени, когда неприятель займет Москву, Ростовы оставались в городе. Графиня-мать очень переживала за своих сыновей – Петю и Николая, которые служили в армии. Мысль о том, что они могут погибнуть, страшила бедную женщину. И во сне ей чудились убитые сыновья. Чтобы успокоить Ростову, граф посодействовал тому, чтобы Петя был переведен в полк Безухова, формирующийся под Москвой. Графиня надеялась, что ее любимый мальчик будет поближе к дому и в таких местах службы, где нет сражения. Матери казалось, что никого из детей она не любила так, как Петю.

Хотя уже все выехали из Москвы, Наталья ничего и слышать не хотела до тех пор, пока не вернется ее сокровище. Но когда двадцать восьмого августа он приехал, то специально обходился с мамой холодно и избегал ее нежностей, чтобы не позволить жалеть самого себя. Петя держался общества сестры Натальи, к которой питал нежные братские чувства. «С двадцать восьмого по тридцать первое августа вся Москва была в хлопотах и движении. Каждый день в Дорогомиловскую заставу ввозили и развозили по Москве тысячи раненных в Бородинском сражении, и тысячи подвод, с жителями и имуществом, выезжали в другие заставы…» Готовились к отъезду и Ростовы, которые были в хлопотах и движении. Соня занималась тем, что складывала вещи, но была особенно грустной, узнав о том, что в письме Николай упомянул о княжне Марье. Зато графиня искренне радовалась, видя в этом промысел Божий и будучи уверенной, что ее сын и Марья соединят свои судьбы.

Петя и Наташа не помогали родителям собираться в дорогу, но наоборот, мешали всем. Они были веселыми – Петя находился в предвкушении новых, по его мнению, интересных событий, связанных со сражениями; Наташа слишком долго была грустной, а теперь выздоровела, и для печали не оставалось больше причин.

Глава тринадцатая

В последний день августа в доме Ростовых была суета, связанная с предстоящим отъездом. Двери были открыты настежь, мебель вывезена, сняты картины. Наташа никак не могла сосредоточиться на каком-либо деле, душа ее ни к чему не лежала.

Вдруг, выйдя во двор, она услышала голос бывшей ключницы, Мавры Кузьминичны, которая утешала раненого офицера, лежащего на телеге, и предлагала пристанище в доме ее хозяев, которые уезжают.

Наташа, мгновенно оценив ситуацию, подошла к майору и попросила разрешения, чтобы раненые остановились у них. Тот согласился, но нужно было еще согласие отца. Граф Ростов на просьбу дочери отреагировал рассеянно, разрешив раненым быть у них, но при этом настаивая на срочном отъезде его семьи.

Петя Ростов за обедом сообщил, что на «Трех горах» будет большое сражение и сказали готовиться, чем вызвал большое расстройство матери, которая не хотела, чтобы сын снова шел на войну, но воспрепятствовать никак не могла, понимая, что чувство патриотизма у Пети преобладает даже над любовью к родным. Он не захочет прислушиваться ни к каким доводам.

Глава четырнадцатая

Страх графини Ростовой еще более усугубился от рассказов о бесчинствах, которые творятся в городе.

После обеда Ростовы стали укладывать вещи, готовясь к скорому отъезду. В этом участвовали все – и взрослые, и Петя, и Соня, и даже Наташа, которая считала, что не нужно брать старую посуду и ковры. Из-за этого во время сборов получилось разногласие.

Как ни спешили Ростовы, отъезд пришлось отложить до утра, потому что и к ночи не все было собрано.

Глава пятнадцатая

Последним днем Москвы стало воскресенье. Казалось бы, все было по-прежнему, и лишь непомерно высокие цены указывали на то, что надвигается беда, и город будет сдан врагу.

Из деревень пришло тридцать нагруженных подвод, принадлежащих Ростовым, что для окружающих казалось огромным богатством. За них даже предлагали огромные деньги. Но это было не настолько важно, как то, что приходили слуги и денщики от получивших ранение офицеров, прося похлопотать, чтобы дали подводы для того, чтобы вывезти их из Москвы. Дворецкий категорически отказывал, и даже не желал сообщать об этом графу; графиня, узнав о том, что хотят воспользоваться их подводами, стала роптать, упрекая Илью Андреевича: «что за дом ничего не дают, а теперь и все наше — детское состояние погубить хочешь…» Этот разговор услышала дочь графини, Наташа Ростова.

Глава шестнадцатая

Первого сентября, как раз накануне отъезда Ростовых из Москвы, из армии приехал Берг, муж Веры. Вбежав в гостиную, он поздоровался с родственниками, спросил о здоровье тещи, но граф, увидев зятя, поинтересовался, как обстоят дела на военном фронте. «Что войска? Отступают или будет еще сраженье?» – спросил Илья Андреевич. Между ними завязался диалог.

Эпизод романа "Война и мир"

Тем временем, Наташа Ростова, узнав о сложном положении раненых, сразу взяла ситуацию в свои руки, слезно и даже возмущенным тоном прося родителей посодействовать в просьбе офицера дать подводы для того, чтобы перевезти их в безопасное место. «Маменька, это нельзя; посмотрите, что на дворе! — закричала она. — Они остаются!» Девушка сильно волновалась. И вдруг под таким напором графиня сдалась, промолвив: «Делайте, что хотите». Илья Андреевич обрадовался, что дочь добилась того, что раненые не останутся в Москве, ведь он и сам хотел помочь несчастным. Спросив разрешения распорядиться по поводу размещения раненых на подводах, Наташа стала активно действовать в этом направлении. Домашние помогали доброй девушке.

Глава семнадцатая

Все было готово к отъезду, подводы с ранеными одна за другой выезжали со двора. Вдруг Соня Ростова обратила внимание на коляску, в которой было знакомое лицо. Оказалось, это был раненый Андрей Болконский. «Говорят при смерти» – сказали о нем. Соня передала печальную новость графине, и та, заплакав, думала, как сказать об этом Наташе, ведь заранее предвидела реакцию чуткой и импульсивной девушки на известие о бывшем женихе.

Предлагаем ознакомиться с характеристикой Николая Болконского”в романе Л. Н. Толстого “Война и мир”.

Наконец, все тронулись в путь. Наташе пока не признались в том, что Андрей Болконский при смерти и едет с ними.

Вдруг, когда объезжали Сухареву башню, Наташа среди народа, который шел и ехал на подводах, заметила Пьера Безухова и радостно вскрикнула: «Смотрите, это он».

Однако, Пьер не разделял радости Наташи, более того, лицо его было печально, и выяснилось, что он остается в Москве. На вопросы граф Безухов отвечал рассеянно и просил, чтобы его ни о чем не спрашивали. Отстав от кареты, Пьер отошел на тротуар.

Глава восемнадцатая

Пока знакомых Пьера волновал вопрос, куда же он исчез из дома, Безухов в течение двух дней жил в пустой квартире покойного Бездеева. Что же явилось причиной его внезапного исчезновения? Во-первых, настоятельный совет Растопчина, который приказывал как можно быстрее удалиться из города; во-вторых, – и это явилось последнее каплей – Безухову сообщили, что в приемной его дожидается француз, который привез письмо от супруги Елены Васильевны. Пьер пообещал встретиться с французом, а сам, взяв шляпу, вышел через заднюю дверь кабинета.

Найдя дом Бездеева, в котором давно не бывал, Безухов спросил Софью Даниловну и, узнав, что она уехала в торжовскую деревню, все равно вошел под предлогом того, что нужно разобрать книги.

Предупредив слугу Герасима ни в коем случае не говорить, кто он, Пьер попросил приобрести крестьянское платье и пистолет. Именно тогда, когда Безухов с Герасимом ходил покупать пистолет, он и встретил Ростовых.

Глава девятнадцатая

Первого сентября, ночью, Кутузов отдал приказ об отступлении русских войск от Москвы на Рязанскую дорогу.

«Разве могло быть иначе?» – подумал Наполеон, считая, что российская столица уже у его ног. Позавтракав, французский император снова стоял на Поклонной горе, размышляя и придумывая речь, с которой он обратится к боярам.

Вдруг император, чувствуя, что величественная минута продолжается слишком долго, подал рукою знак, и после того, как раздался сигнал пушки, войска двинулись в город.

Глава двадцатая

Москва была пуста, несмотря на то, что в ней оставался еще некоторый процент жителей. Беспокойный и усталый Наполеон, желая соблюсти правила приличия, ожидал депутации. Наконец, он приказал подать экипаж, и, сев в карету, со словами «Не удалась развязка театрального представления», поехал в предместье.

Глава двадцать первая

Русская армия, проходя через Москву, увлекали за собой последних жителей и раненых. Во время движения войск была давка. На Москворецком мосту послышались сильные крики большой толпы, и страшно визжала какая-то баба. Оказывается, это произошло оттого, что генерал Ермолов, узнав, что солдаты разбегаются, приказал снять орудия и сказал, что будет стрелять по мосту, который заполнили люди.

Глава двадцать вторая

Сам город опустел. Не было слышно звуков проезжающих повозок, очень редкими были шаги пешеходов. Во дворе Ростовых тоже было тихо. Из домочадцев Ростовых остались лишь ребенок – казачок Мишка, который был внуком Васильевича, дворник Игнат, Мавра Кузьминична и Васильич.

Вдруг к калитке подошел офицер и стал просить, чтобы дали поговорить с Ильей Андреевичем Ростовым. Узнав, что хозяева уехали, офицер расстроился. Оказалось, что это был родственник графу, и Мавра Кузьминична, сразу заметив это, решила помочь бедному человеку в стоптанных сапогах и дала ему двадцать рублей.

Глава двадцать третья

В недостроенном доме, на Варварке, в питейном заведении, были слышны пьяные крики и песни. Около десяти человек фабричных пели вразнобой, пьяными голосами. Вдруг послышались удары, в дверях завязалась драка между целовальником и кузнецом, который в ходе потасовки был убит.

Другая, небольшая группа людей собралась у стены Китай-города и слушала человека, который читал указ от тридцать первого августа. Чтобы удостовериться в том, что в указе написана правда, желая послужить на благо Отечества, народ двинулся к полицмейстеру, но тот, испугавшись, на дрожжах сбежал от толпы.

Глава двадцать четвертая

Возмущенный и огорченный тем, что его не пригласили на военный совет, граф Растопчин вернулся в Москву. После ужина его разбудил курьер, который привез письмо от Кутузова, в котором тот просил выслать полицейских чиновников для того, чтобы провести войска через город. Хотя Растопчин знал, что Москва будет оставлена, эта просьба, изложенная в письменном виде, вызвала у него раздражение. В будущем в своих записках он описывал причины своего отношения к происходящему: тысячи жителей обмануты тем, что Москва не будет сдана, московская святыня, запасы хлеба, даже оружие не вывезены.

Причины для бунта народа не было, жители уехали, отступавшие войска наполняли город, но Растопчин почему-то волновался. Оказалось, что этот человек совершенно не знает народа, которым руководил, он просто играл красивую роль, которая нравилась ему. Но только лишь событие приняло настоящие, исторические масштабы, в роли Растопчина уже не было необходимости, эта игра оказалась бессмысленной.

Всю ночь сильно раздраженный граф Растопчин отдавал приказания, повелевая отпустить и пожарную команду, и заключенных из острога, и даже сумасшедших из желтого дома. Услышав о том, что Верещагина еще не казнили, Растопчин велел привести его к нему.

Глава двадцать пятая

Настало такое время, когда никто уже не спрашивал распоряжений графа: все оставшиеся в городе решали сами, что им делать. Растопчин, хмурый и недовольный, уезжал в Раскольники. Полицмейстер и адъютант вошли к нему сообщить, что лошади готовы, но также объявили, что за дверью графа ждет огромная толпа людей. Растопчин подошел к окну, чтобы увидеть собравшийся народ. Затем, проигнорировав предложение полицмейстера по поводу того, что делать с таким множеством людей, граф подумал: ««Вот он, народец, эти подонки народонаселения, плебеи, которых они подняли своею глупостью! Им нужна жертва». И, выйдя, поздоровавшись с народом, натравил разъяренных людей против своего врага Верещагина, обвинив бедного человека в измене Родине. После таких слов последовала расправа над жертвой, которую Растопчин приказал убить. Погиб также высокий малый, который имел неосторожность вцепиться в шею Верещагину. После того, как гнев толпы был удовлетворен, граф Растопчин сел в коляску и уехал. Прибыв в загородный дом и занявшись домашними делами, он совсем успокоился, заглушив укоры совести. Через некоторое время Растопчин выехал из Сокольников и поехал к Яузовскому мосту, чтобы встретить там Кутузова, которому хотел высказать гневные слова. По дороге он встретил сумасшедшего, который, увидев его, побежал рядом с коляской, произнося нелепые слова: «Трижды убили меня, трижды воскресал я из мертвых. Они побили каменьями, распяли меня… Я воскресну… воскресну… воскресну».

И снова совесть возвысила голос и стала упрекать Растопчина за убийство Верещагина. Но было уже поздно.

Растопчин все же достиг намеченной цели. Он встретил Кутузова возле Яузовского моста и упрекал его за то, что он якобы сказал, что не сдаст Москву без сражения, но обманул. И вдруг Главнокомандующий тихо произнес: «Я не отдам Москвы, не дав сражения». Эти слова вызвали странную реакцию у Растопчина: он поспешно отошел от Кутузова и вдруг, взяв в руки нагайку, стал криком разгонять собравшиеся повозки.


Глава двадцать шестая

В полдень войска Мюрата вступили в Москву. Небольшая толпа оставшихся в Москве жителей собралась вокруг этого «длинноволосого начальника» и недоумевала, кто это. Мюрат, повернувшись к переводчику, спросил, где русские войска. О том, что ворота в крепость заделаны и, возможно, там засада, ему доложил французский офицер. Мюрат приказал расстрелять ворота из легких орудий. Началась перестрелка между французами и теми, кто находился за воротами. Кто были эти люди, не знал никто, но все они были убиты.

Когда солдаты войска, измученные и истощенные, разошлись по квартирам, они не смогли воздержаться, чтобы не грабить то, что было нажито хозяевами.

В тот же день французскими начальниками раздавались приказы о том, чтобы, во-первых, запретить войскам расходиться по городу, во-вторых, пресечь всякое мародерство и притеснение жителей, но не смогли удержать голодных воинов от грабежей. Вследствие бесчинств начались и пожары. Город уничтожился. Москва сгорела.

Глава двадцать седьмая

Пьер Безухов в своем уединении был близок к сумасшествию. Ища тихого убежища, он нашел его в кабинете покойного Иосифа Алексеевича. Думая, что будет защищать Москву, Пьер приобрел кафтан и пистолет. Его преследовала неотступная мысль – убить Наполеона и тем самым либо погибнуть, либо «прекратить несчастье всей Европы». Он пил водку, спал на грубой постели, на грязном белье и был в состоянии, которое похоже на помешательство.

Но еще в более жутком состоянии был Макар Алексеич, который, будучи пьяным, увидев пистолет Пьера на столе, схватил его и стал кричать: «К оружию! На абордаж!» Его пытались унять.

В таком виде и застали их приблизившиеся к дому двое конных французов.

Глава двадцать восьмая

Французские воины вошли в жилище и были довольны, что попали в такую хорошую квартиру. Они стали говорить с Герасимом и Пьером, но первый не знал французского, второй – делал вид, что не знает – до тех пор, пока пьяный Макар Алексеич не выстрелил во французского офицера. Слава Богу, обошлось без жертв, потому что Пьер вовремя защитил француза, выхватив пистолет у безумного Макара. Далее Безухов, забыв о своем намерении не выдавать свое знание иностранного языка, обратился к французу со словами: «Вы не ранены?» Он стал умолять офицера не расправляться с Макаром Алексеичем, убеждая, что тот сделал это в безумии. Услышав, что Пьер свободно говорит по-французски, офицер подумал, что он француз и был убежден в этом даже тогда, когда Безухов признался, что на самом деле русский. Благодарный за спасение жизни, офицер помиловал Макара Алексеича, приказав отпустить его.

Глава двадцать девятая

Как ни уверял Пьер капитана, что он не француз, офицер и слышать ничего не хотел. Он убеждал Безухова, что навеки связан с ним, потому что очень благодарен за спасение жизни. В этом человеке Пьер увидел столько благородства, столько добродушия, что невольно пожал протянутую руку. «Капитан Рамбаль, тринадцатого легкого полка, кавалер Почетного легиона за дело седьмого сентября» – отрекомендовался он, улыбаясь. В разговоре с этим веселым, добрым офицером Пьер испытывал чувство удовлетворенности.

Принесены были кушанья, и Рамбаль пригласил Пьера, который с радостью согласился, потому что был очень голоден. Они разговаривали во время трапезы по-французски, но вдруг беседа была прервана приездом Мореля, который пришел сказать капитану, что прибыли виртембергские гусары и желают ставить лошадей на тот же двор, где стояли лошади капитана. Тот спросил у старшего унтер-офицера, на каком основании занимают квартиру, которая уже занята. Наконец, немец, речь которого переводил Пьер, сдался и увел своих солдат.

Пьера мучило сознание собственной слабости. Он понимал, что теперь не сможет убить Наполеона.

Вдруг веселый разговор капитана, прежде забавный для Безухова, стал ему противен. Он хотел уйти, но продолжал сидеть на том же месте. Рамбаль разоткровенничался с ним и рассказал о своем детстве и юности, Пьер тоже вдруг неожиданно для себя самого поведал французу, что любит Наташу Ростову, но она не может принадлежать ему. Наконец, он открыл офицеру и свое положение, и настоящий титул. Француз был удивлен, как человек, будучи настолько богатым, остается в Москве и пытается скрыть свое звание и даже имя.

На Петровке начался пожар, но это было очень далеко, так что повода для волнений пока не было.

Глава тридцатая

Ростовы выехали очень поздно и вынуждены были разместиться в одной из изб, находящихся в Мытищах, потому что поезд довез их только до этого места.
В осенней темноте ночи страшно звучали стоны раненого, который находился в соседней от Ростовых избе и испытывал сильные боли из-за разбитой кисти руки.

Вдруг все увидели другой пожар, который начался в Москве, и уже испугались. Тушить его было некому. Напуганные люди вздыхали, молились, но сделать ничего не могли.

Глава тридцать первая

Вернувшись, камердинер доложил графу Илье Андреевичу, что в Москве начались пожары. Все Ростовы пришли в ужас от этого известия: графиня Наталья заплакала, Соня испугалась, Наташа поникла и побледнела. Сраженная известием о ранении Андрея Болконского, она говорила теперь невпопад и мало на чем могла сосредоточить внимание. Она сидела неподвижно, в глазах читалось какое-то решение, но что именно, родные понять не могли.

Сначала Наталья притворилась, что спит, а затем, под покровом ночи, когда все родные уснули, вышла в сени, а оттуда – во двор. Девушка преследовала цель увидеть Андрея Болконского. И нашла своего любимого в избе, среди раненых. «Он был такой же, как всегда; но воспаленный цвет его лица, блестящие глаза, устремленные восторженно на нее, а в особенности нежная детская шея, выступавшая из отложенного воротника рубашки, давали ему особый, невинный, ребяческий вид, которого, однако, она никогда не видала в князе Андрее». Увидев Наталью, он протянул ей руку.

Глава тридцать вторая

После того, как князь Андрей Болконский очнулся на перевязочном пункте, который находился на Бородинском поле, он почти постоянно был в беспамятстве. Ранение казалось настолько серьезным, что он должен был умереть уже очень скоро. Однако, вопреки прогнозам, на седьмой день Андрей съел хлеб и выпил чаю. Доктор заметил, что состояние больного улучшилось. Но когда Болконский был перевезен в Мытищи, оказавшись в избе, из-за сильной боли, вызванной передвижением, снова потерял сознание. Придя в себя, он потребовал чаю. Пульс больного улучшился, и доктор, будучи убежденным, что жить этому раненому осталось совсем немного, даже огорчился, предполагая, что Андрей все равно умрет, но даже в больших страданиях, чем сейчас.

Выпив чаю, Андрей попросил Евангелие, но не для того, чтобы читать его. Он хотел приобщиться к этой Святой Книге, и, ощущая ее рядом, размышлял о Божьей любви к человечеству. «Любить ближних, любить врагов своих. Все любить — любить Бога во всех проявлениях, – думал Андрей. – Любить человека дорогого можно человеческой любовью; но только врага можно любить любовью Божеской». «Божья любовь не может измениться» – радовался в душе Болконский.

Затем он стал вспоминать о Наташе, пролистывая в памяти события, связанные с его отказом ей, осознавая жестокость разрыва отношений, понимая ее стыд и раскаяние по поводу произошедшего. И вдруг, к своему безмерному удивлению, Андрей увидел настоящую живую Наташу Ростову возле своей постели. Она стояла на коленях, целовала его руку и просила прощения. «Я Вас люблю» – промолвил Андрей, – я люблю тебя больше, лучше, чем прежде».

Разбуженный по причине происходящего доктор сделал влюбленным строгое замечание, приказав Наташе уйти. Графиня Ростова уже обнаружила исчезновение дочери и, догадавшись, где она может быть, послала за ней Софью. Наташа вернулась в избу, и, рыдая, упала на свою постель. С тех пор она постоянно ухаживала за раненым Болконским. Графиня не противилась дочери, невзирая на то, что Андрей могу умереть в любую минуту на ее руках.

Глава тридцать третья

Третьего сентября Пьер Безухов проснулся разбитый, с ужасной головной болью и непонятным чувством вины за самого себя. Причиной было вчерашнее общение с Рамбалем.

На часах было уже одиннадцать утра, и Безухов вспомнил, что ему предстояло сделать в этот день. Он торопился осуществить задуманное. Взяв в руки пистолет, Пьер собрался уже выходить, как вдруг ему пришла мысль – правильно ли он делает, что несет оружие, тщательно не спрятав его. Он думал, чем лучше уничтожить главного врага России – пистолетом или все-таки кинжалом. Поразмыслив, он быстро взял купленный накануне кинжал и запрятал его под жилет.

Пожар, который Пьер видел вчера, значительно усилился. Граф решил идти к месту, где собрался внедрить в жизнь задуманный план. Улицы и переулки были пустынными, всюду разносился запах гари и дыма.

Пьер боялся, что не сможет осуществить свое намерение, но при этом не знал, что Наполеон Бонапарт уже находился в Кремле и, сидя в царском кабинете, будучи в мрачном настроении, отдавал приказания.

Безухов приближался к Поварской улице, но пожар в этом месте становился все сильнее и сильнее, огонь разгорался больше и больше. Как будто не осознавая всей опасности положения, Пьер шел вперед. Вдруг он услышал отчаянный плач женщины и, остановившись, поднял голову. В стороне от дороги, на куче домашних пожитков, сидела семья погорельцев. Уже немолодая женщина, сильно плача, что-то приговаривала, маленькие грязные, очень бедно одетые девчушки с немым ужасом смотрели на мать, на руках старушки-няни надрывно плакал испуганный мальчонка лет семи, грязная босоногая девка, опаленная пожаром, с ужасом обдергивала сгоревшие волосы, сидя на сундуке. Рядом невысокий человек, одетый в мундир, с каменным лицом разгребал сундуки, выискивая оттуда хотя бы какую-то одежду.

Это был отец семейства. Женщина, увидев Пьера, подбежала к нему и, упав на колени, стала слезно умолять о помощи. Плача и причитая, она рассказала, что при пожаре они потеряли младшую дочь, Катеньку, которую не успели выхватить из огня. Сердобольный Пьер поспешил на помощь, туда, куда повела его девка по имени Аниска. Вся улица была застлана черным едким дымом. Подойдя к дому, Пьер стал спрашивать у находившихся там французов, не видели ли они ребенка. Они указали ему на круг, где под скамейкой лежала маленькая трехлетняя девочка. Безухов схватил ее на руки и побежал обратно, чтобы отдать кусавшегося и сопротивляющегося ребенка отчаявшейся матери.

Глава тридцать четвертая

За короткое время, пока Пьер принимал меры по спасению девочки, вид Поварской улицы изменился к худшему: все было заполнено спасающимися людьми и вытащенными пожитками. Пьер нес девочку, которая сидела у него на руках и, как дикий зверек, оглядывалась вокруг. Он искал мать Кати, но почему-то не находил этой семьи, которая еще недавно была здесь.

Вдруг он заметил армянское семейство, и более всего обратил внимание на красивую молодую женщину, которая смотрела в землю большими черными глазами, как бы боясь своей красоты.

Пьера с ребенком заметили и стали спрашивать, кого он ищет. Выяснив, чей это ребенок, Безухов хотел пойти отдать дитя, как вдруг увидел, как к армянскому семейству сначала подошли два французских солдата, а затем один из них стал мародерствовать, насильно снимая с красавицы-армянки дорогое ожерелье. Безухов, видя этот беспредел, быстро отдал ребенка одной женщине, и стал заступаться за девушку, подравшись с французом. За это он был взят в плен и посажен под строгий караул, потому что казался самым подозрительным из оставшихся коренных жителей Москвы, которые тоже оказались в плену.

Описание третьей части третьего тома романа Л. Н. Толстого «Война и мир» по главам
5 (100%) 1 vote