«Сто дней до приказа»: освещение проблемных моментов (дедовщины) Советской Армии в творчестве Полякова

Меню статьи:

Перу Юрия Полякова – советского и русского писателя, драматурга и общественного деятеля – принадлежит в том числе одно острое произведение. Называется этот текст «Сто дней до приказа». По жанру творение Полякова относится к повести. Это произведение выходит на страницах «Юности» (одного из самых популярных журналов в то время) в 1987 году. Собственно, Поляков пишет об известных вещах. Но об этих вещах не принято говорить открыто. В контексте армейской жизни табуированной темой являлась дедовщина. Эта тема и находится в центре повествования Полякова.

Сначала о сути: краткое изложение событий «Ста дней до приказа»

Итак, на страницах своей повести автор описывает службу некоего Купряшина. Герой – самый простой, обычный рядовой. Конечно, молодой солдат в армии сталкивается со старшими товарищами и особенностями их отношения к нему. Поляков обращается к теме неуставных отношений между юношами в армии. Об этом читатель узнает из уст главного героя. При этом, описывая дедовщину, писатель рассказывает лишь о нескольких днях из всей службы молодого человека.

Образ дедовщины

Поляков описывает центральную проблему произведения яркими красками. Поэтому у читателя создается полное, реалистичное и правдоподобное впечатление. В чем же состоит эта проблема? Безусловно, она состоит в конфликте между солдатами-новичками и бывалыми армейцами, «стариками». Российская армия выстроила свои традиции отношений между солдатами. В частности, бывалые солдаты всегда имели больше привилегий в отношениях с более молодыми армейцами. «Старики», и сами пройдя дедовщину, стремились «отыграться» на новоприбывших юношах. Поляков обращается к теме издевательств, использованию рабочей силы молодых солдат «дедами». При этом, у «стариков» было собственное объяснение необходимости дедовщины. Бывалые солдаты считали, что так молодые юноши лучше познают жизнь и приобретут нужный опыт. Другая причина – извечное, классическое «так положено»:

Слова «положено» и «не положено» определяют очень многое. Мне, к примеру, не положено спать во втором ярусе, а только – внизу. Зуб из-за этого меня буквально загрыз: я, видите ли, вношу путаницу в строгую армейскую иерархию. Но мне наверху нравится больше…

Ссылаясь на давнюю традицию дедовщины, «старики» позволяли себе грубое обращение с новоприбывшими солдатами.

Солдатское воспитание

Далее Поляков выводит на сцену фигуру ефрейтора Зубова. «Старик» стремится воспитать Елина. Это тоже молодой солдат, рядовой. Елин, между тем, нравился Купряшину. Герой симпатизировал юноше, пытаясь препятствовать Зубову издеваться над молодым рядовым. Впрочем, Купряшин не всегда мог помешать Зубову проводить политику дедовщины в отношении Елина. В какой-то момент Елин исчезает. Купряшин думает, куда же подевался рядовой из батареи, анализируя моменты, которые привели к этому.

Дедовщина используется некоторыми офицерами, чтобы поддерживать порядок в казармах. Поляков описывает еще одного героя – лейтенанта Уварова. Именно этот офицер ответственен за поддержание такого порядка среди солдат, в казармах. Уварову вверили подразделение солдат, которых герой обязывался должным образом воспитать. Чтобы исполнять свои обязанности, Уваров тоже использовал политику дедовщины.

Сто дней до приказа, Юрий Поляков

Что касается отношения к дедовщине самого писателя, то Поляков делает вывод: дедовщина будет существовать, пока «старики» будут расценивать такой стиль поведения как должный. Более того, пока эта традиция будет восприниматься хорошо офицерами, будет считаться нормой рядовыми солдатами, дедовщина продолжит жить. Разумеется, для солдата, простого, рядового армейца, дедовщина – это неизбежное зло. Однако никто из них (из страха?) не задумывается над тем, что этого зла все же можно избежать. Тем более, никто из солдат не пробует выступать против дедовщины (за исключением редких случаев), чтобы не стало еще хуже. Что ж, пока этот порядок вещей будет поддерживаться, дедовщина не только не умрет, но будет более жестокой и прогрессирующей в своих масштабах. Поляков, таким образом, описывает дедовщину как социальную, гражданскую и нравственную проблему. Но об этом мы поговорим немного ниже.

Отношение офицеров к дедовщине

Произведение Полякова отличается психологизмом. Ведь автор обращается к анализу отношения офицеров к дедовщине, к восприятию дедовщины рядовыми солдатами. Таким образом, «старики» придерживались мнения, что дедовщина является замечательной, необходимой традицией в армейской жизни. Офицеры считают, что именно дедовщина воспитывает настоящих русских солдат.

Не согласен с общим мнением Осокин. Герой был замполитом, прошел войну в Афганистане. Осокин говорил, что издевательства над рядовыми, что подобное «воспитание» не выглядит забавно. Тем более дедовщина совершенно не кажется веселой. Герой называет традицию дедовщины ржавчиной, которая словно разъедает Советскую Армию, начиная с самих ее внутренних органов, изнутри. Армия обеспечивает существование Родины. Но существование Армии обеспечивает дисциплина. Однако дисциплина умирает, когда порядок в Армии разъедается неуставными отношениями. Казалось бы, дедовщина муштрует солдат, делает из молодых людей менее чувствительных и ранимых личностей, ведь это необходимо на войне, где приходится убивать. Однако это не так на практике. Вот – показательный фрагмент из текста Полякова:

– А опыт закрепляется как? На практике. Значит, чем больше салабон… простите… чем больше молодой воин сделает, тем быстрее освоится, переймет опыт. Правильно? <…> Ну, а раз правильно, то это никакие не издевательства, а самое обыкновенное наставничество. И лучших «стариков» наставников нужно даже поощрять! Я вот, например, еще ни разу в отпуску не был. Правильно?

– Нет, неправильно! – дернув головой, сердито ответил замполит. – Во-первых, ты забыл, как год назад жаловался, что у тебя старослужащие деньги отбирают. Было? Молчишь. Ну-ну… А, во-вторых, в Вооруженные Силы вас, товарищ рядовой, призвали не педагогические таланты выказывать, а Родину защищать! Без армии нет Родины, а без дисциплины нет армии! И ничто так не разъедает дисциплину, как неуставные отношения!
– Товарищ майор, это же просто красивая традиция! – начал оправдываться Валера. – Так время быстрей идет, веселее…

Выходит так, что дедовщина портит человека, наносит мужчине психологическую травму, порождает множество комплексов. Тем более, дедовщина не способна сформировать настоящих солдат, создать армейскую дисциплину, сплотить армию в целом. Это поведение порождает лишь злобу, затаенную жестокость, готовую сорваться с цепи в любой момент. Дисциплина страдает от своеволия «стариков», уверенных в своей правоте. Выводы автора отображаются, например, в таком моменте произведения:

– Виктор Иванович, а неужели вы думаете, что приказами сверху можно вытравить то, что у солдат в крови… Я считаю так: если «дедовщина», несмотря на всю борьбу с ней, существует, значит, это нужно армии, как живому организму. Так везде…
– Значит, стихийное творчество масс?
– Да, если хотите… Умный командир не борется со «стариками», а ставит неуставные законы казармы себе на службу…

Моральные аспекты произведения Полякова

Безусловно, нравственность – это центр «Ста дней до приказа». Писатель затрагивает темы общепринятых моральных норм, правил, а также охраняемого, поощряемого общественного мнения. Нормы, которые складываются по мере жизни, развития и деятельности социума, являются гарантией устойчивости определенного общества.

Сто дней до приказа

Эти нормы – именно по этой причине – так тщательно берегутся. Девиантное поведение, попирающее подобные нормы, противоречащее принятым правилам и устоям, считается безнравственным. Общество осуждает людей, которые не учитывают нормы морали.

Поляков приводит впечатляющую картину, раскрывающую противоречия внутри людей. Здесь писатель изображает «народную массу» не целостностью, а неким «слоеным пирогом». В обществе множество противоречий, противоборств между разными слоями населения. Конфликтный потенциал такой разношерстности нарастает, приводя к возникновению неминуемых проблем. Что же проблематизируется в ХХ веке? Во-первых, проблемы возникают во взаимоотношениях людей, в отношении людей к окружающей среде. Во-вторых, возникает проблема равенства, которая предстает в новом ключе. Люди задумываются об уважении, о собственном достоинстве. Дедовщина как раз нивелирует личностное достоинство. В-третьих, по-новому звучит тема отношения человека к культурному наследию.

Армейская нравственность

Поляков обращается к теме взаимоотношения между людьми, рассматривая эту проблему на примере дедовщины. Неуставные отношения, господствующие в армии, тревожат многих людей. Но об этом раньше не было принято говорить вслух. Поляков предает гласности больную тему – в той сфере, к которой люди относятся очень деликатно. Речь идет о Советской Армии. То, что касается сферы армии, обычно остается вне общественного обсуждения. Однако в «Ста днях до приказа» подобные проблемы выходятся на свет Божий.

В публицистике, конечно, обращается внимание на больные стороны общества. В этом жанре эффективно раскрываются острые моменты современной жизни. Однако «Сто дней до приказа» – пример, когда темы, типичные для публицистики, попадают в поле литературы. Кстати, стоит отметить, что эта повесть легла в основу одноименного фильма, да и сам писатель прославился также как кинорежиссер. То, что Поляков был общественным деятелем, позволило ему как следует, со всем сторон, рассмотреть проблему дедовщины. Особенно в кризисный для Советского Союза период – в 1980-е годы. Глубина, полнота, разносторонность и психологизм отличают это произведение Полякова.

Сто дней до приказа

Публицистическая рациональность не оказывает такого сильного воздействия на читателя, как художественная эстетичность. Описываемые автором события шокируют, потрясают читателя, заставляют сопереживать героям. Поэтому произведение Полякова вызывает отклик у публики – своей непосредственностью, живостью, правдоподобностью, искренностью слов автора. Стоит порадоваться тому, что простые (на первый взгляд), однако в то же время такие остросоциальные темы нашли отражение в художественной литературе ХХ века. Свой текст Поляков завершает «открытым финалом»: читатель так и не узнаёт, что случилось с солдатом, которому симпатизировал главный герой. Умер ли этот рядовой или все же остался жив? Это оригинальный прием Полякова. Также на положительное впечатление читателя влияет то, что рассказ о событиях ведется от первого лица. Такой подход убирает дистанцию между автором и его аудиторией.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 10
  1. Виктория Давыдова (автор)

    «Сто дней до приказа». Эта повесть Юрия Полякова заставляет задуматься о многом… Всем известно, что дедовщина в армии – большое, если не сказать огромное зло, из-за которого страдают обыкновенные юноши, не понаслышке узнавшие, что такое армейский произвол. Больше всего жаль героя повести Елина, который вынужден был подчиняться «старику» Зубу. Бедный солдат… Что ему довелось пережить, какие трудности и испытания. И никто, кроме Алексея Купряшина не мог защитить его. Из-за своего смелого поступка, в глазах солдат недопустимого при иерархии дедовщины, защитник был разжалован из стариков в салаги. Но, на мой взгляд, это не дерзость, а то, что заслуживает уважения, ведь не каждый осмелится заступиться за страдающего армейца. Купряшин пошел наперекор неписаным законам армии, и пострадал. За хорошее, а не за плохое. И это похвально.

  2. Виктория Давыдова (автор)

    Неуставные отношения в армии…. Правильно это или нет? Допустимо ли? Об этом существует много различных мнений и суждений. Некоторые считают, что «старики» наводят порядок в армии, помогают командирам держать дисциплину. Но так думать, на мой взгляд, нельзя. Ведь от откровенной жестокости и произвола страдают слабые люди, не имеющие возможности защититься от нападок наглых «дедов». Я женщина, но понимаю этих бедных солдат, которые, даже если бы хотели, не могут ничего сделать и сказать в свою защиту, ведь сама нередко страдаю от ужасной наглости и произвола более сильных по характеру людей. Виной такому отношению является грех, прочно засевший в сердцах людей. Желание главенствовать над слабыми у порочного человека в крови. От этого никуда не деться, и только верующие могут поступать по отношению к своим ближним с любовью, которую изливает в их сердца Великий Создатель. К сожалению, таких людей очень мало.

  3. Вера Викторовна

    Призыв в армию… Ещё вчера мальчишка радовался жизни, обнимал любимую девушку. Это всё «вчера» – сегодня повестка в военкомат. Вчера ты просто парень, сегодня призывник, солдат. Отдать долг Родине – так воспитывалось наше поколение восьмидесятых. К сожалению, армия не только учение военной подготовки, но ещё и неуставные отношения в казармах. И вроде всё правильно, «так положено», не понятно кем и когда, но дедовщина цветёт в каждом призыве. Только не совсем понятно – какой кайф от дебильных приколов старослужащих. Я понимаю, молодых нужно учить, но так… Это зверьё, а не деды. Правильно описано настоящее солдатское братство – когда « деды»положили свои жизни за молодняк в далёком Афганистане. И только такие достойны подражания.

  4. Вера Викторовна

    Армия. Призыв. Дедовщина. Откуда взялась эта традиция учить жизни молодых призывников? Это сейчас от армии можно отмазаться – откупиться, в бывшем СССР (жутко звучит – бывший союз) в армии должны были отслужить все. В наши далёкие восьмидесятыене слышно было о дедовщине – или не было её, или говорить стыдились. Мне нравится, как проходит учёба молодняка в фильме «Иван Бровкин». Вот так, с поддержкой сослуживцев, с умеренным юмором и должно проходить обучение жизни. В произведении же мы видим совершенно другие отношения. СамодуруЗубову не понравился призывник – значит нужно гнобить его? Самое дикое – его поддерживают другие «деды». Но когда Елин, не выдержав травли, сбежал – сразу вылезла наружу подлая трусливая Зубовская душонка. Он боялся, жутко боялся наказания. И только один смог постоять за парня – тоже дед. А всё потому, что раньше служили два года, а затем полтора,и « старикам» стало вдруг очень обидно от такой жуткой несправедливости. И началась новая эра – традиция дурная и никому не нужная. Которая только губит юные души, не принося пользы. Зачем? История умалчивает…

  5. Виктория Давыдова (автор)

    Повесть «Сто дней до приказа» я начала читать тогда, когда мне самой сильно хотелось спать. Потому понимаю солдат, которых подняли среди ночи, знобкой темени. Ребята недоумевали: с чего бы это, но поделать ничего не могли: приказ есть приказ.
    Чем больше я читаю, тем больше знакомлюсь с армейскими неписаными правилами. Старики, которые становятся дедами, проводят солдат через уставный ремень. Каждый получает по конкретному месту столько, сколько месяцев отдано родным Вооруженным Силам». И еще подробнее узнаю, кто такие «салаги», «скворцы», «лимоны» и какая иерархия существует в солдатских кругах. Но не только. Сердце сжимается, когда читаешь об издевательствах, которым подвергаются молодые солдаты, только начавшие службу, от так называемых «дедов». Автор недоумевает: почему они позволяют себе делать с новичками то, что когда-то делали с ними самими, будто забыв о собственных страданиях в то суровое время. Никакого сочувствия, хотя тоже ведь прошли через подобную боль. Это неприятно удивляет и возмущает.

  6. Виктория Давыдова (автор)

    «Сто дней до приказа» – грустное произведение. Молодого паренька забрали в армию – от привычной размеренной жизни, от любящей и обещающей ждать девушки Лены. В совершенно иной мир – суровый, а порою даже беспощадный – к беззащитным перед стихией произвола «салагам», тем, кто по времени службы еще не дорос до «дедов». Тогда, отправляясь в армию, юный призывник ничего этого не знал. Может, понаслышке, но конкретно нет. Они условились писать друг другу два раза в неделю. Лена подсчитала, что ее любимый вернется через 208 писем. Вспомнила старую советскую песню «Письма нежные очень мне нужны, я их выучу наизусть, через две зимы, через две весны отслужу, как надо, и вернусь…» Но какими непростыми будут эти две зимы и весны. Как сложно будет привыкать к солдатским будням, где столько издевательств, низости и подлости.
    А вообще, я зачиталась. Особенно интересный эпизод о том, как пареньки – рассказчик, главный герой повести, и его новый друг Жорик, чтобы отсрочить призыв, решили симулировать болезнь. Естественно, капитан их сразу «раскусил».

  7. Виктория Давыдова (автор)

    Кого же нужно слушаться в армии – старших по званию – майоров, командиров и так далее или «стариков», то есть тех, кто уже отслужил приличный срок и стали «дедами». Эта дилемма, думаю, стояла перед низшими по рангу «салагами», героями повести Полякова «Сто дней до приказа». Особенно страдал от произвола «старика» по кличке Зуб солдат Елин со странным именем Серафим. Он понимал, что даже идеально отстиранная и выглаженная «хэбэ» не станет поводом к похвале новоявленного «деда». Наоборот, найдутся другие причины для придирок. Например, заправить койку за две минуты. Любое сопротивление воспринималось как бунт и наказывалось с настырной жестокостью. Так случилось и в этот раз. Елин повел себя, по мнению Зуба, неадекватно: сказал твердое «не буду» и помотал головой. Быть бы ему битым, если бы не заступничество сослуживцев. Инцидент разгорелся, и, казалось бы, тут же потух, ведь в казарму своевременно вошел старшина. Однако, эта история имела очень печальное продолжение: Един, не выдержав издевательств, попросту сбежал из части. И старшина потребовал от старика Зубова, ставшего враз почему-то беспомощным и слабым, во что бы то ни стало вернуть Едина. Что будет дальше – прочитаю и прокомментирую. Очень интересно.
    Унизиться и подчиниться или воспротивиться – такая дилемма стоит перед всяким не доросшим салагой, вынужденным прислуживать старикам. И вдруг я подумала: а что бы сделала на их месте я? И сразу ответила себе самой на вопрос: «Конечно, без разговоров подчинилась бы, ведь знаю свою слабохарактерность». Я пасую перед наглостью, грубостью и не могу противостать давлению. Но очень жаль, когда калечат призывников. Причем жаль не только самих пострадавших, но и тех, кто совершает этот произвол, ведь они, по большому счету, не ведают, что творят.

  8. Виктория Давыдова (автор)

    Оказывается, герой повести Юрия Полякова «Сто дней до приказа» Елин, который, как думали, пропал из-за произвола дедовщины в армии, на самом деле страдал из-за измены любимой девушки, что было гораздо больнее. Хорошо, что он нашел поддержку в виде одного из сослуживцев. Вероятно с этим сослуживцем, который является еще и рассказчиком повести, -Купряшиным Лешей (она ведется от первого лица), возможны у Серафима почти дружеские отношения. Кажется, что все к тому идет. Но вот снова проблема: Елин пропадает во второй раз, и уже серьезно. У меня тоже нарастает тревога на сердце, хотя это только произведение, вымысел. Что же будет дальше? И чем закончится эта история? А может, посмотреть фильм? Наверное, и это сделаю, – после того, как прочитаю книгу. Но зацепила мысль, справедливая, точная, соответствующая реальности, но все же грустная, которую высказал один из героев повести Валерий Чернецкий: люди на «стариков» и «салаг» делятся не только в армии, но и в жизни». И ответная фраза Кудряшина: нужно быть человеком, независимо от того, сколько прослужил в армии. Второе изречение мне нравится больше. Конец повести грустный: Кудряшин взял свою вину в стукачестве на себя, и его разжаловали в салаги. А Елин… Довели паренька? Он погиб… Или все-таки жив? Поляков не говорит однозначно, читатель должен догадаться об этом сам.

  9. Вера Викторовна

    Ещё не успели отгреметь проводы в ряды вооружённых сил, а автор произведения уже размечтался о дальнейшей жизни на гражданке. Казарма ласково встретила новоявленного служаку, ласково прозвав сынком. Только по прошествии некоторого времени автор поймёт, что армия не похожа на маму и «сынок» обозначает на армейском жаргоне простого салагу, лишённого даже права голоса. Это покорный раб дедушек, обязанный выполнять их самые глупые приказы. И ослушаться смерти подобно. Так и произошло с новобранцем Елиным, позволивший себе на приказ деда ответить: «не буду». Зубов на протяжении всего повествования жестоко издевается над неугодным. И так не хочется думать, что по прошествии всего одного года, Елин сам будет «учить жить» такого же, как сам салагу, утверждая, что «так положено». Неуставные отношения в армии – правильно или нет? Глупая традиция, придуманная от скуки для развлечения, или стадное чувство толпы? Почему ребята, прошедшие армию всерьёз утверждают: «кто не был в армии, тот не знает жизни»? Почему приказа ждут, словно осужденные свободы? Вопросов много – жаль, ответа нет.

  10. Вера Викторовна

    Сто дней до приказа. В те далёкие семидесятые годы, когда ещё были октябрята, пионеры, партия – служить в армии считалось престижным. Отдать долг Родине, послужить на благо страны, было в порядке вещей. Никто не старался как либо не пойти служить – это считалось позором. Только читая произведение становится немного непонятно, где находятся новобранцы – в армии или в колонии для малолетних отщепенцев. Одна так называемая «прописка» жестокости которой можно только поражаться чего стоит! Удивляет нелепая раболепная покорность новобранцев – почему крепкие парни, многие из которых занимались в секциях, не могут противостоять «дедушкам». Дали бы в лоб пару раз, может постепенно дедули и поняли бы свою неправоту. Сила традиции? Кто выдумал эти никчемные «законы». Даже командиры привыкли держать дисциплину за счёт дедовщины. Почему их никто не наказывал за это? Только когда случается трагедия немного шевелятся. Да и то потому, что скандала боятся.Получается, парни из армии выносят не только нужные знания, но и уроки подлости, жестокости, просто предательства, когда бояться вступиться за земляка. И хорошо, что в наше время есть возможность выбирать – хотим ли мы служить на благо такого государства, ведь Родина при Союзе осталась.

Добавить комментарий