«Девушка пела в церковном хоре» как плод Серебряного века

Меню статьи:

Серебряный век – именно так называется в России период, в Европе вошедший в историю под названием «декаданс». Несмотря на то, что слово «декаданс», казалось бы, полнится негативными коннотациями, в творчестве российских поэтом есть и произведения, исполненные надежды. Например – «Девушка пела в церковном хоре», тексте, принадлежащем перу Александра Блока.

Впрочем, образ надежды кажется вполне логичным в данном случае, ведь это последнее чувство, остающееся с человеком. Жизнь поэтов Серебряного века не была легкой, поэтому тема надежды, ожидания лучшего дня, света в недалеком будущем – постоянный лейтмотив произведений этого периода. Итак, давайте подойдем ближе к одному из самых, пожалуй, ярких стихов, написанных на заре ХХ века.

Место «Девушки…» в творчестве российского поэта

Блок – это яркая звезда символизма. Однако, на самом деле, Блок – разносторонний автор, который писал и произведения, отличающиеся выраженным революционным и патриотическим характером. Это вполне логично, ведь в начале ХХ века Российская империя часто сотрясалась народными волнениями. Тяга поэта к такому творчеству – закономерна, потому что Блока воспитывала интеллигентная семья, в которой уважались передовые взгляды. Одна из главных идей, господствовавших в среде интеллигентов этого периода, – отсутствие общественной справедливости. Соответственно, этот порок исправляется установлением всеобщего равенства. В этом и состояла заветная мечта писателя. Но, как это часто бывает в истории, многие идеи хороши, да вот только реализация – плоха, ведь человеческая природа – несовершенна, неидеальна. Раннему Блоку, конечно, присущ максимализм, поэтому в этот период он культивировал свои идеи особенно яро и страстно. Позже писатель осознал, что революционные изменения – вместе с новым порядком, который всегда воспринимается положительно людьми, творящими революцию, – приходит и разрушение старого порядка. Что это значит? Боль и страдания для сотен тысяч людей, а часто – и смерть, конец, разруха. Ведь именно так творит свои дела революция – коренная смена устройства общества.

“Стихи о прекрасной даме” – стихотворение, которое посвящено любимой женщине Александра Блока. Предлагаем читателям ознакомиться с его описанием.

1905 год. Рабоче-крестьянские восстания. Бурей охвачена вся территория России. Это революция – жестокая, кровавая, грязная, беспощадная. И часто – несправедливая. Понимание этого факта – такого простого и ничтожного в историческом масштабе – наконец, приносит Блоку отрезвление и пробуждение от мирного сна, в котором революция – это идеал. Писатель задается вопросом: да, идеи могут казаться здравыми, благими, однако неужели правильно, что цена таких идей – жертвы сотен и тысяч человеческих жизней? В раздумьях над этим вопросом, поэт и садится за работу над произведением, которое мы взялись анализировать в нашей статье. Здесь Блок стремится продемонстрировать то, что силовые методы завоевания власти – бесперспективны. Почему? Потому что результат применения таких методов – смерть и тотальная разруха.

Небольшой экскурс в историю

Скажем только, что в этот год, 1905-й, Российскую империю охватила настоящая революционная агония. Пахло гражданской войной, потому что терпение людей было на исходе. Народ по-настоящему озверел, готовясь уничтожать даже своих земляков, если те придерживались других политических векторов. Пореформенная эпоха стала периодом усиления социально-экономической роли класса буржуазии, с которым связывались экономический прогресс и утверждение рыночных отношений в Российской империи того времени. Наиболее динамично этот процесс происходил в Южной России, по уровню индустриального развития, торгового оборота и количеству предприятий превратившейся в один из ведущих экономических регионов страны. Этому способствовали близость к портовой инфраструктуре, наличие удобных железнодорожных путей, интенсивный приток иностранных капиталов в торговлю и промышленность, значительная капитализация предприятий, активное развитие банковского дела.

Важным этапом в процессе социальной консолидации и самоидентификации буржуазии региона стала Первая русская революция. Да, как мы видим, в историю это событие вошло именно под названием «революция». 1905–1907 годы стали для предпринимателей поворотным пунктом в фундаментальном переосмыслении своего отношения к власти и обществу, своеобразным политическим пробуждением, появлением новых взглядов и стратегий. Революция определенным образом дала дополнительный импульс процессу буржуазной модернизации, хоть тот и не был настолько мощным, чтобы радикальным образом изменить положение предпринимательского сообщества. Между тем процесс революционных преобразований в Российской империи 1905–1907 годов не мог не сопровождаться значительными осложнениями в экономической и политической жизни, что непосредственно сказалось на социально-экономическом статусе буржуазии. Напряжение, в итоге, вылилось в довольно трагические события, которые, по мнению некоторых историков, предвосхитили февраль 1917-го. Революция потрясла все слои населения, российские храмы беспрестанно проводили службы, молясь о спасении Отечества. Блок, как считают биографы писателя, тоже побывал на одной из таких служб.

Из истории написания блоковской «Девушки…»

Вероятно, в этот визит Блок отметил голос девушки, которая пела в хоре. Давайте посмотрим на фрагмент из этого стиха, чтобы увидеть, что именно так потрясло писателя:

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

С одной стороны, поэзия русского писателя чрезвычайно образна. И это очень характерно для символизма. Но, с другой стороны, если сравнить стиль Блока со стилем, например, Верлена – французского писателя, творившего на грани романтизма, импрессионизма и символизма, то мы увидим явную родственность. Метафора – расплывчатая и завуалированная (в плане смыслов, содержащихся в словах). Однако, в то же время, метафора – это высшая концентрация смыслом. За образами блоковской поэзии читатель обязательно угадывает, узнает изображение простого русского рабочего, крестьянина, образ человека, вынужденного бороться за собственные интересы и жизнь – на войне, вооруженным до зубов.

Россия в жизни Блока занимала особое место. Автор соединил метафорический образ Родины с условными, абстрактными характеристиками. По одну сторону – естественная красота лесов и полей, по другую же сторону – узорные, ажурные платки женщин, закрывающие лицо до самых глаз. Чтобы подробнее узнать суть стихотворения “Россия”, предлагаем “читателям ознакомиться с его описанием

В это время ни одному человеку было неведомо будущее страны. Победа? Гибель? Неизвестно. Позже, можно будет почитать записи Зинаиды Гиппиус, которая красочно описывает последние дни Российской империи, агонию истории государства. Обилие массовых митингов и демонстраций, свойственных революционным дням, кроваво и жестоко подавлялось имперскими властями. В такой атмосфере царил хаос и ужас, чувствовавшийся в каждом человеке. Прежний мир – дореволюционный – казался привычным, понятным, надежным. Но теперь это понятное существование общества расшаталось, расстроилось, как пианино, готовясь рухнуть и похоронить людей, ни в чем невиновных. Жертва неповинного человека – особенность революционного времени. Блок, в каком-то смысле, спасает людей, потому что дает надежду:

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели…

Поэтому для читателя важно услышать это спасительное «радость будет». Это значит – жизни отданы не зря, оружие, окровавленное кровью брата, – не напрасно. Когда-нибудь, и, возможно, даже довольно скоро, конфликты закончатся, а жизнь снова станет привычной и понятной – как раньше. Надежда возвращает человеку безмятежность.

Тема надежды и спрятанные тревоги

Но сам писатель отнюдь не наивен, понимая, что прошлое осталось позади. Прошлое не возвращается. 1905 год – это всего лишь маленькая буря перед огромным цунами, «репетиция» перед выступлением. Впереди – настоящая кровавая и беспощадная бойня. Но этого уже не избежать, ведь народу терять нечего – осталась лишь собственная жизнь. Соответственно, Блок, на самом деле, говорит, что утешение надеждами, которым не суждено сбыться, – это не тот путь, который стоит выбрать. Да, вера сказкам о прекрасных будущих и светлых днях желанна и соблазнительна, однако такое будущее нельзя возводить на смерти и костях безвинно погибших людей. Это напоминает старую, но правдивую и вечно актуальную пословицу: на чужом несчастье не построишь своего счастья.

Таким образом, писатель венчает свое произведением таким выводом:

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам, – плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

Пугающая и страшная картина, лишенная надежды. В 1905 году произошло много ужасающих событий, множество людей погибло, устраивались еврейские погромы. Блок, как человек мыслящий, отказывается от прежних идей, от уверенности, что сменить власть путем насилия возможно и правильно. Теперь, увидев эту «репетицию», писатель отчетливо представил себе, к чему приводят подобные перевороты и коренные ломки. Блок старается предостерегать людей от подобных эксцессов – путем творчества. Но, как и следовало ожидать, попытки и старания поэта оказались безуспешными, и Блок полностью и целиком посвящает себя символистским экспериментам, отказываясь от идей революции.

Символистские эксперименты в контексте модернизма

Понятие «модернизм» в отношении русской литературы употребляется часто непоследовательно, а ученые-литературоведы порой вкладывают в это слово слишком уж разный смысл. Разнообразие взглядов на феномен «модернизма» свидетельствует не только о неоспоримой сложности этого явления, но и о том, что в России модернизм длительное время почти не привлекал внимания исследователей. Неопределенным до сих пор остается даже круг авторов, которых признают модернистами. Только за последние годы появилась определенная устойчивость в освещении этой проблемы. При этом на современном этапе насущная необходимость – не столько определение модернизма в целом, как применение упомянутого понятия в исследованиях поэтики отдельных авторов, того же Блока, например.

Следует принять во внимание, что термин «модернизм» для обозначения эпохи конца XIX – начала ХХ веков в науке о литературе сосуществует с целым рядом близких понятий. Все чаще к явлениям переходного характера – от реализма к модернизму, от натурализма к символизму, от декадентства к, опять же, символизма, от символизма к новому реализму и т. д. – применяют понятие «неоромантизм». Причем иногда поэты, которых мы относим к символистам или вешаем на них ярлык символистов, сами не относят себя к этому направлению. Так было, например, с Верленом, которого мы уже упоминали, сравнивая с Блоком.

Модернизм как разноаспектное художественное явление ХХ века реализовывался рядом самостоятельных направлений и течений. Среди них видное место занимает символизм – одно из наиболее распространенных и устоявшихся художественных течений модернизма. В развитии русской литературы первых двух десятилетий ХХ века символизм сыграл прежде всего роль звена, соединявшего классическую русскую литературу с модернистской. Поэтика символизма «омолодила» старые и часто исчерпавшие себя клише традиционалистского стихосложения, расширила тематические горизонты русской литературы, обогатила его лучшими достижениями западноевропейской поэзии. «Девушка пела в церковном хоре», да и творчество Блока в целом, проникнуто настроениями и стилистикой символизма. Однако, одновременно с этим, текст наполнен печальными эмоциями, ощущением утраты. Прежде всего, это касается строк, посвященных революции, когда людей убивали и массово расстреливали.

Чем вдохновлялся символизм?

Вернемся еще на пять минут к символизму. Кроме преемственной связи с романтизмом, теоретическая основа символизма формировалась под влиянием постромантической философии А. Шопенгауэра и Э. Гартмана, творчества Р. Вагнера, некоторых идей Ф. Ницше. Это литературно-художественное направление заимствовало из названных выше источников идеи художественно-интуитивного постижения мира через символические поиски соответствий и аналогий, культ музыкальной стихии как праосновы жизни и искусства, предпочтение лирико-поэтических начал, основанных на вере в ирреальные, сверхприродные сущности или иррациональную силу поэтического языка.

Девушка пела в церковном хоре

В русском символизме пересекались различные воздействия, в частности «народнической» поэзии и «чуждых» символизму направлений (футуризм и другие). Русский символизм достиг таких же высот, как и европейский символизм. Русские символисты, писатели Серебряного века, несмотря на возможные симпатии к Западу и склонность к индивидуализму и пессимизму, не чурались гражданской тематики. Поэтому эстетские тенденции в творчестве символистов, как мы видели, часто переплетались с народническими. Характерной особенностью русского символизма (особенно раннего периода развития этого течения) были попытки выразить с помощью символистских мотивов и образов отношение авторов к действительности. Поскольку оригинальная концепция символа (например, герменевтическая – у Малларме, визионерская – у Рэмбо, импрессионистическая – у Верлена) недостаточно освещалась в русской литературе, то символистский спиритуализм часто срастался с религиозным мироощущением. Это мы ярко видим даже на примере анализируемого нами стиха Блока.

Художественный мир Блока

Художественный мир автора или мир художественного произведения всегда – в той или иной мере – условный: этот универсум является образом действительности. Время и пространство в литературе, таким образом, тоже условные, но в некоторой степени отражающие мировоззрение автора и выступающие показателями некоторых черт личности автора. С раннего детства и на протяжении всей жизни Блок был очень привязан к матери, считая себя похожим именно на мать. Писатель советовался только с матерью, а ее взгляды для Блока значили очень много. Вместе с тем, болезненное состояние, постоянно беспокоившее поэта, приводило к усиленному вниманию к смерти и самоубийству. Молодому Блоку полоса жизни представлялась как ужасающая, загадочная, переворачивающая душу линия, предшествующая чему-то несоизмеримо большему.

Увлекшись Менделеевой, Блок желает разнообразить, разукрасить свою жизнь. 9 марта 1902-го писатель намечает целый план события – с деталями, с заранее продуманным поведением, размышляя о самоубийстве в случае неудачной беседы с Менделеевой. Записи о самоубийстве повторяются в дневниках писателя в течение лета 1902 года. Очередная отметка носит уже практический характер, ярко напоминает, в какой сильный тупик заводят Блока отношения с Любовью Менделеевой. 14 августа 1902 поэт писал: «…мой скепсис суть моей жизни», а далее Блок отмечает, что причиной самоубийства является избыток жизненной силы.

Блок страстно любил еще двух женщин – Волохову и Дельмас. Как следствие – серьезные психические расстройства. «Лицо Блока выделялось своим ясным и холодным спокойствием, как мраморная греческая маска. Мраморным холодом веет от этого лица… чуждался людей… временами их ненавидел и в то же время ими интересовался», – рассказывала мать поэта, госпожа Бекетова. И далее: «…кошек Саша не любил. Его отталкивало их коварство. Он ценили в зверях их простодушие и непосредственность. К собакам сохранил исключительную симпатию на всю жизнь. Вообще любил всех животных, кроме кошек. Доходило до того, что прикармливал мышей».

Что удивляло в Блоке?

При первой встрече с Блоком людей поражала неподвижность лица писателя. Это было лицо без мимики. Лицо – скульптура, которое невозможно было представить в живописи или графике. У Блока – всегда спокойная медлительность движений (он не жестикулировал ни при чтении стихов, ни в разговоре), молчаливость, негромкий голос, ровный и надтреснутый, холодноватый взгляд больших светлых глаз из-под чуть опущенных век. Таким писатель был во время своей юности, в зрелости и незадолго до смерти. Блок смеялся очень редко и в очень тесном кругу, был патологически застенчив, на поэте лежало клеймо одиночества, писатель был очень далек от стремления овладеть темой разговора, занять лидирующую позицию. Все это – воспоминания о Блоке друзей, родственников, близких коллег писателя.

Наконец, посмотрим, что составляло корни символистского мировоззрения Блока. Культурные предпосылки оформления символизма в самостоятельное художественное направление в середине XIX века закономерно возникли на почве иррационалистической философии, теоретической и художественной практики романтизма, творчества прерафаэлитов, благодаря которым осуществлялась постепенная трансформация мировоззренческой парадигмы художников и литераторов на пути отхода от академической рациональности и обращения к символико-мифологической образности. В творчестве Блока, как мы видим, имеются намеки на античность. Вообще, интерес к античности – в целом характерный для русских символистов.

Европейская культура XIX века, в отличие от предыдущих исторических периодов своего развития, создает чрезвычайно благоприятные условия для взаимопроникновения и взаимовлияния различных форм творческой активности человека: философской рефлексии, литературного творчества, изобразительного искусства и т. д. Художники все больше объединяются вокруг общих идей, создавая общества единомышленников (как «Башня Иванова» в России или «Парнас» во Франции), вдохновляясь как противопоставлением себя другим сообществам, так и единством взглядов с представителями других объединений. Кстати, союз визуального образа со словом, характерный для символизма, прослеживается как в монументальных росписях, так и в старинных образцах.

Философские предпосылки символистского мировоззрения

Установлено, что в пределах немецкой классической философии осуществлены попытки философского осмысления понятий «символ», «аллегория», а также попытки выявления специфики их взаимодействия со сферой искусства. В теории Канта, например, символ, в отличие от схемы, указывает на понятие опосредованно, используя при этом принцип аналогии, а схематические и символические способы представления понятий выявляются только посредством чувственных знаков – слов или визуальных изображений.

Девушка пела в церковном хоре. А. Блок

Гегель в исследовании исторической динамики развития форм выделяет три формы, в которых существует искусство, – символическую, классическую и романтическую. На первой – символической – стадии содержание еще не может найти себе адекватную форму выражения, и поэтому между формой и содержанием возникает несоответствие. Здесь символ составляет его начальный этап и рассматривается Гегелем, как пред-искусство. Исследователь также выделяет несколько ступеней развития символического – от бессознательной символики к символике возвышенного и сознательной символике сравнительной формы искусства.

Наконец, Шеллинг в своей работе «Философия искусства», следуя платоновской традиции, считает так: искусство является воспроизведением первообразов. Необходимой базой для искусства является мифология, которая представляет настоящую символику.

Иррационалистическая концепция Шопенгауэра, Ницше, символико-аллегорическая и символико-реалистическая образность произведений романтиков, прерафаэлитов закладывают основу ухода от примата рациональности и создают необходимые условия для того, чтобы символизм стал самостоятельным.

Итоги: «паспорт» художественного произведения

Как мы говорили, на создание этого текста писателя вдохновили революционные события. Однако, что особенно поразило, впечатлило Блока, как это Цусимское сражение. Блок считал себя патриотом, поэтому русско-японская война, победы и поражения русской армии в сражениях волновали писателя остро и особенно сильно. В Цусимском сражении русская армия проиграла, множество солдат погибло. Хотелось бы верить в то, что будущее будет светлым, – это правда. Эта вера, надежда воплощается в образе девушки, возносящей – в песне – молитвы под купол, к небесам. Но все молитвы обречены, как и надежды, как и пустая вера.

Девушка пела в церковном хоре. Блок

Текст отличается двухчастной композицией. Первая часть посвящается образам надежды на будущие добрые времена. Этот образ воплощается персонажем светлой и юной девушки. Второй раздел обращается к размышлениям совершенно противоположного толка. Писатель говорит, что жизнь – жестока и тленна (заметим, что такие размышления находятся в рамках типичного декаданса), а революция строится на жертвоприношении крови и страданий.

Примечательно то, какие художественные средства писатель использует в этом стихе, чтобы подчеркнуть выразительность произведения и расставить необходимые акценты. Это, конечно, богатство эпитетов (чужой край, тихая заводь…), а также метафор (корабли, ушедшие в море…). Но Блок использует характерную для поэтики символизма звукопись. Этот прием также характерный для Верлена – французского коллеги нашего писателя. Блок пользуется анафорами, которые способствуют благозвучности, мелодичности, да – в целом – музыкальности текста, многосоюзия, усиливающие напряжение и эмоциональный накал строк, а также излюбленный прием риторов и ораторов – амплификацию. Образ Дамы – юной девушки, поющей молитву, – вписывается в логику Блока, который всегда посвящал стихи женщине. Чистота и непорочность девушки передается через эпитет «белый».

«Девушка пела в церковном хоре» как плод Серебряного века
5 (100%) 1 vote

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий