Первая часть третьего тома романа Льва Николаевича Толстого «Война и мир». Описание по главам.

Главные герои:

  • Наполеон Бонапарт – французский император, полководец-стратег, которого считали «гением своего времени». Автор описывает этого героя с двух сторон: он – великий полководец, властелин, но есть и обратная сторона медали – Наполеон «ничтожный французишка», «холопский император». Целью Наполеона является полное уничижение русской армии, ради этого он применяет многие военные средства, но в результате переоценивает свои возможности и терпит поражение.
  • Император Александр, государь – важный, но второстепенный персонаж романа «Война и мир». Один из эпизодов первой части третьего тома произведения показывает, как, ознакомившись с письмом Наполеона, содержащим угрозу военных действий против России, разгневанный государь обещает не смириться до тех пор, «пока хотя бы один французский неприятель будет на русской земле». И хотя Балышев мудро воздерживается от передачи этих слов, все же война становится неизбежной. Император Александр призывает народ бороться против французов, произнося пламенные речи.
  • Николай Ростов – в этой части произведения он уже возмужавший воин, которому стараются подражать так же, как он семь лет назад ротмистру Денисову. Он храбр и отважен, за смелость, проявленную в одном из сражений, где нападает на французского гусара, награждается Георгиевским крестом, однако, это не радует Ростова. В глубине души он понимает, что чуть не убил человека, молодого юношу, хотя в глазах воинов это просто враг. Француз попадает в плен.
  • Балышев – генерал-адъютант императора Александра, посланный им с письмом государя к Наполеону. Выступает как дипломат, но начало войны уже предрешено, поэтому слова Балышева не играют существенной роли.
  • Андрей Болконский – в этой части произведения едет в Петербург, чтобы поговорить с Анатолем Курагиным и за нанесенную обиду вызвать на дуэль, однако не находит его. Служит в армии, где проявляет себя храбрым воином, преданным Отчизне, выполняет поручения государя.
  • Наташа Ростова – дочь Ростовых. Пережила душевную травму, изменив Андрею Болконскому, обольстившись Анатолем Курагиным и испытав неудачный побег и сильное разочарование. Из-за этих обстоятельств сильно заболела и физически, и душевно, впав в депрессию, но под влиянием религии, которой предала себя, постепенно стала выздоравливать, поверив, что для нее есть шанс начать новую и чистую жизнь.
  • Пьер Безухов – в этой части романа описывается, как в душе героя постепенно начинает зарождаться любовь к Наташе Ростовой, и он выходит из депрессии, радуясь новому прекрасному чувству, но боясь признаться в этом окружающим. Привозит Ростовым письма и копии приказов, полученных из армии, в одном из которых сообщение о награждении Николая Ростова Георгиевским крестом.

Глава первая

Начиналась война 1812 года. С запада на восток двинулись к границам России миллионы людей, составляющих армию. Само понятие «война» противно человеческому естеству, однако же, в это лютое время люди совершают безумные поступки: злодеяния, обманы, поджоги, грабежи – и нет конца вражде и убийствам, особенно во времена противостояния.

Эпизод романа Война и мир

Но какою же была причина войны? «Историки с наивной уверенностью говорят, что причинами этого события были обида, нанесенная герцогу Ольденбургскому, несоблюдение континентальной системы, властолюбие Наполеона, твердость Александра, ошибки дипломатов…» Но, как утверждает автор, для обычных людей, причины войны исчисляются в неизмеримом количестве: «причины эти все — миллиарды причин — совпали для того, чтобы произвести то, что было». Для объяснения неразумных явлений в истории человечества неизбежен фатализм, то есть то, что необъяснимо простым человеческим умом. Человек живет для себя, преследует личные цели, но в какой-то момент времени определенное действие становится неизбежным и делается достоянием истории. Таким образом, этот человек – бессознательное орудие в достижении общечеловеческих целей.

Глава вторая

Три недели Наполеон пробыл в Дрездене, окруженный двором, который состоял из принцев, герцогов и королей, а после этого выехал к армии. Война была неизбежной, несмотря на то, что Наполеон сам писал письмо императору Александру, где уверял его, что не хочет войны – и всегда будет любить и уважать его. Вопреки стратегическим и дипломатическим соображениям французский император приказал своей армии наступать, и войска перешли Неман. Оглушаемый восторженными криками, Наполеон «проехал по одному из качавшихся на лодках мостов на ту сторону, круто повернул влево и галопом поехал по направлению к Ковно, предшествуемый замиравшими от счастия, восторженными гвардейскими конными егерями, расчищая дорогу по войскам, скакавшим впереди его». Вечером французский император сделал три распоряжения. Во-первых, приказал максимально быстро доставить заготовленные фальшивые русские ассигнации для ввоза в Россию, во-вторых, – расстрелять саксонца, в перехваченном письме которого нашли сведения о распоряжениях российской армии, и, наконец, в-третьих, причислить бросившегося без причины в реку польского полковника к когорте чести, главою которой являлся Наполеон Бонапарт.

Глава третья

Уже больше месяца русский император Александр жил в Вильне, делая маневры и смотры. Для военных действий не было готово ничего – даже общего плана действий. Все старались отвлечься, забыть о приближении беды. Однажды одному из генерал-адъютантов императора пришла мысль устроить обед и бал для государя, и это было воплощено в жизнь. Тем временем, когда блестящий праздник был в самом разгаре, армия Наполеона перешла через русскую границу. Горькое известие, которое совершенно неожиданно прозвучало из уст генерал-адьютанта Балашева, застало императора Александра врасплох. Государь был возмущен фактом того, что французские войска без объявления войны вступили в Россию, но приказал никому об этом не говорить.

Свидетелем разговора между генерал-адъютантом и царем стал Борис Друбецкой, который понял суть неприятной новости, но был польщен тем, что первым узнал о переходе французами Немана.

На следующий день император послал Наполеону письмо такого содержания: «Государь брат мой! Вчера дошло до меня, что, несмотря на прямодушие, с которым соблюдал я мои обязательства в отношении к Вашему Императорскому Величеству, войска Ваши перешли русские границы, и только лишь теперь получил из Петербурга ноту, которою граф Лористон извещает меня, по поводу сего вторжения, что Ваше Величество считаете себя в неприязненных отношениях со мною, с того времени как князь Куракин потребовал свои паспорты. Причины, на которых герцог Бассано основывал свой отказ выдать сии паспорты, никогда не могли бы заставить меня предполагать, чтобы поступок моего посла послужил поводом к нападению.

И в действительности он не имел на то от меня повеления, как было объявлено им самим; и как только я узнал о сем, то немедленно выразил мое неудовольствие князю Куракину, повелев ему исполнять по-прежнему порученные ему обязанности. Ежели Ваше Величество не расположены проливать кровь наших подданных из-за подобного недоразумения и ежели Вы согласны вывести свои войска из русских владений, то я оставлю без внимания все происшедшее, и соглашение между нами будет возможно. В противном случае я буду принужден отражать нападение, которое ничем не было возбуждено с моей стороны. Ваше Величество еще имеете возможность избавить человечество от бедствий новой войны».

Глава четвертая

Ночью, 13 июня, император Александр призвал к себе Балашева и прочитал ему письмо к Наполеону, приказав отвезти его и лично передать Наполеону. Государь акцентировал внимание генерал-адъютанта на том, что не смирится до тех пор, пока хотя бы один французский неприятель будет на русской земле. Он не указал эти слова в письме, потому что считал: они будут более эффективными в устной форме, переданными лично.

Предлагаем читателям ознакомиться с образом Пети  Ростова в романе Л.Н. Толстого “Война и мир”.

Балышев отправился в путь с поручением, но был остановлен французскими кавалерийскими часовыми. Непочтительное и даже грубое отношение к нему на своей земле возмутило генерал-адъютанта, по долгу службы привыкшего к почестям. Наконец, Балышев был представлен неаполитанскому королю Мюрату. После беседы, в результате которой подданные обменялись выводами о причинах начала военных действий, Мюрат предположил, что Балышев будет представлен Наполеону. Однако, часовые пехотного корпуса Даву снова так же задержали его у следующего селения, и русский генерал был проведен в деревню для встречи с маршалом Давом.

Глава пятая

Даву не умел выражать свою преданность императору иначе, как жестокостью. Балашев застал этого маршала в сарае крестьянской избы. Он сидел на бочонке и проверял счета. Возле него стоял адъютант. Конечно, для этой цели можно было выбрать более лучшее помещение, но Даве специально ставил себя в мрачные условия жизни, чтобы самому иметь право быть мрачным. «Где тут думать о счастливой стороне человеческой жизни, когда, вы видите, я на бочке сижу в грязном сарае и работаю» – говорило все его естество. Балышева он встретил также угрюмо, и даже не пошевелился при виде его оживленного лица – лишь холодно спросил, что ему нужно. Балышев подумал поначалу, что такое отношение вызвано тем, что Даву не знает, что перед ним генерал-адъютант его величества императора, и поспешил представиться, но это вызвало еще большую грубость со стороны маршала, который спросил: «Где же ваш пакет?», а затем, получив его, со словами: «Вам будет оказано должное» – вышел из сарая. Русскому генералу было приказано не общаться ни с кем, кроме адъютанта Даву – господина де Кастре.

Эпизод из романа "Война и мир"

В продолжение четырех дней Балашев испытывал уединение и скуку, осознавая, что сейчас он подвластен другим, которые ни во что ставят его амбиции и желания. Привыкшему к роскоши, такое отношение претило русскому генералу, но он ничего не мог изменить. Наконец, Балышев привезен был в Вильну, занятую теперь французами, в ту же заставу, откуда он выехал четыре дня тому назад. И по иронии судьбы, когда все же императорский камергер передал желание Наполеона удостоить русского генерала аудиенции, он был принят Бонапартом в том самом доме, откуда отправлял его император Александр.

Глава шестая

Несмотря на то, что Балышев привык к торжественности русского двора, его поразила и удивила придворная пышность Наполеона. В большой приемной, куда ввел русского генерала граф Тюрен, уже «дожидалось много генералов, камергеров и польских магнатов». Перед своей прогулкой Наполеон распорядился принять русского генерал-адъютанта. Наконец, аудиенция состоялась. Наполеон вежливо поздоровался с Балышевым, заверив, что очень рад его видеть, но по всему дальнейшему отношению было видно, что русский генерал как личность его абсолютно не интересует.

Однако, французский император стал уверять, что его вынудили к войне, излагая причины своего недовольства русским правительством. Обольщенный дружелюбным тоном Наполеона и его словами, Балышев подумал, что правитель Франции готов к мирным переговорам. Русский генерал слушал Наполеона и высказывал свои доводы по поводу того, что император Александр не желает войны. Только не знал, высказывать ли фразу государя «пока ни один вооруженный неприятель не останется на земле русской». Что-то удерживало его от этого шага. Но Балышев высказал требование российской стороны: «чтобы французские войска отступили за Неман».

Наполеон со своей стороны начал доказывать русскому генералу, что не он – инициатор военных действий против России. Однако же, в конце аудиенции, уже собравшись уходить, поспешил заверить Балышева в своей преданности императору Александру.

Глава седьмая

После встречи с Наполеоном, на протяжении которой Балышев наблюдал вспышки гнева, он думал, что французский император уже не захочет его видеть, однако ошибся. Вопреки ожиданиям, Наполеон не только пригласил русского генерала на обед, где были Бессьер, Коленкур и Бертье, но даже встретил его с веселым видом и – более того – обращался как с одним из своих придворных. Став задавать вопросы, правитель Франции акцентировал внимание на том, сколько в Москве церквей и монастырей, что, по его мнению, указывало на признак отсталости народа.

Балышев на этот вопрос блестяще ответил: «Кроме России, есть еще Испания, где также много церквей и монастырей», намекая на то, что французы, напав на Испанию, потерпели поражение». На протяжении трапезы и после обеда Наполеон был в хорошем расположении духа, но все же не преминул, разговаривая с российским послом, иронично заметить, что в комнате, где они сейчас находятся, четыре дня назад совещались Винцингероде и Штейн, приближенные императора Александра. Наполеон вел себя в отношении Балышева нагло и крайне неуважительно, что еще больше спровоцировало взаимную неприязнь между двумя императорами и – как следствие – начало войны.

Глава восьмая

После своей встречи с Пьером Безуховым в Москве Андрей Болконский, уехав в Петербург, задался целью встретить там Анатоля Курагина, чтобы вызвать на дуэль. Однако, прошло время, но ни в Молдавской, ни в Турецкой армии его не оказалось – Анатоль вернулся в Россию. А Андрею Болконскому легче было служить в турецкой армии, чем быть дома, где все напоминало об измене невесты – Натальи Ростовой. Однако, спокойствие его было искусственным, ведь в душе зародилась жажда мести к обидчику, позволившему так поступить с его невестой. В 1912 году, когда весть о войн дошла до Букарешта, где в то время был Кутузов, князь Андрей попросил перевода в Западную армию. Но прежде, чем поехать туда, Болконский решил по дороге посетить Лысые Горы.

Андрея встретили те же покой, чистота дома, где он провел годы жизни. Все те же княжна Марья выглядела робкой и уже стареющей; воспитатель Десаль, одетый в сюртук русского покроя и разговаривающий по-русски со слугами, отец, который физически изменился только в том, что стало заметно: в углу рта у него не хватает одного зуба; мадмуазель Бурьен, радостная, пользующаяся каждой минутой своей жизни.

Только Николушка изменился, разрумянился, и один из всех не подчинялся «закону неизменности» в этом царстве, которое, казалось, разделилось на два лагеря: с одной стороны, князь Николай, мадмуазель Бурьен и архитектор; с другой – княжна Мария, Николушка, Десаль и все няньки и мамки. Князь Андрей чувствовал, что он стесняет домашних своим присутствием, что, даже обедая вместе за столом, они делают исключение для него. Старый князь во всех своих болезнях винил только княжну Марию, мучил ее, при этом полагая, что дочь непременно заслуживает такого отношения, и искал подтверждения своей правоты в глазах сына.

Каким же было его разочарование, когда Андрей на доводы отца ответил, что причиной их разлада стала именно мадмуазель Бурьен, а не княжна Марья. Неудивительно, что после таких слов князь Николай выгнал сына. Князь Андрей уехал не сразу, а через день, уступив просьбам сестры. При этом он успел пообщаться с Николушкой. По поводу ссоры с отцом молодой Болконский не чувствовал никакого раскаяния. Расставаясь с братом, в ответ на его слова по поводу обижающих княжна Мария произнесла слова: «Не думай, что горе сделали люди. Люди – орудие его». Князь Андрей уезжал с тяжелым сердцем. Он думал о бессмысленности жизни, в и, на его взгляд, между некоторыми явлениями не было никакой связи.

Глава девятая

В главную квартиру армии князь Андрей приехал в конце июня. Хотя все были недовольны общим ходом дел в русской армии, но никто не предполагал опасности нашествия врага в русские деревни. Армия была разделена втрое: первая часть была под начальством Барклая де Толли, вторая подчинялась Багратиону и третья – под начальством Тормасова. Император Алексадр был в первой армии, но уже не как главнокомандующий. Князь Андрей видел в этом бушующем, гордом и беспокойном мире несколько партий. Первая, под предводительством Пфуля, придерживалась теории войны и требовала отступления вглубь страны; вторая, представителями которой были Баргатион, Ермолов, являлась противоположностью первой и требовала наступления на Польшу и отказа от всех предыдущих планов.

Отличием этой партии были смелые действия во благо Отчизны. Третья партия состояла из придворных делателей сделок между обеими направлениями. Они рассуждали о войне, но этим образом действий «не достигалась ни та, ни другая цель». К четвертой партии относился великий князь, цесаревич. Они имели в своих суждениях качество и недостаток искренности и считали, что, в конечном счете, лучше заключить мир, потому что «ничего, кроме горя, срама и погибели, из всего этого не выйдет!»

Пятые являлись приверженцами Барклая де Толли как военного министра и главнокомандующего. Шестые, бенигсенисты, говорили, наоборот, что все-таки не было никого опытнее Бенигсена, и, как ни вертись, все-таки придешь к нему. Седьмые являлись лицами генералов и флигель-адъютантов. Восьмая, самая большая группа, состояла из людей, которые не хотели ни мира, ни войны, ни наступательных движений, ни оборонительного лагеря. «Все люди этой партии ловили рубли, кресты, чины и в этом ловлении следили только за направлением флюгера царской милости, и только что замечали, что флюгер обратился в одну сторону, как все это трутневое население армии начинало дуть в ту же сторону, так что государю тем труднее было повернуть его в другую». Девятая партия, которая начала поднимать свой голос, была партией людей государственно-опытных, старых, разумных, умеющих отвлеченно смотреть на то, что делалось при штабе главной квартиры.

Глава десятая

Государь сам лично назначил встречу Андрею Болконскому в квартире Бенигсена в шесть часов вечера. В это же время узнали о новом движении Наполеона, но впоследствии оказалось, что это несправедливое известие. Князь Адрей, приехав в квартиру генерала Бенигсена, который занимал маленький помещичий дом на берегу реки, был принят флигель-адъютантом государя по фамилии Чернышев. В том же доме, бывшей гостиной, были собраны на военный совет некоторые приближенные государя, среди которых были «шведский генерал Армфельд, генерал-адъютант Вольцоген, Винцингероде, Мишо, Толь, вовсе не военный человек — граф Штейн и, наконец, сам Пфуль, который, как слышал князь Андрей, был основою всего дела». Пфуль поначалу даже показался Андрею Болконскому знакомым, хотя он раньше никогда с ним не встречался. Этот человек был невысокого роста, очень худой, грубого, но здорового сложения, с морщинистым лицом. Он вошел в комнату, беспокойно и сердито оглядываясь, и обратился к Чернышеву, спрашивая, где государь. Князь Андрей, по прошлым воспоминаниям, проанализировав ситуацию, смог составить четкую характеристику этого человека.

Война и мир. Описание

В 1806-м году Пфуль был одним из составителей плана войны, которая закончилась Иеной и Ауерштетом; но в исходе этого противостояния он не видел ни малейшего доказательства неправильности своей теории.

Глава одиннадцатая

Только Андрей Болконский проводил взглядом Пфуля, как в комнату вошел граф Бенигсен, который поспешно прошел в кабинет, при этом отдавая приказания своему адъютанту. За ним ехал государь, и граф хотел встретить его на должном уровне.

Когда император прибыл на место, Маркиз Паулучи завел с ним, на его взгляд, очень важный разговор, который государь слушал с недовольным видом. Но когда он увидел Болконского, велел подождать его, и Андрей прошел в гостиную, где уже собрался совет, на котором каждый, кто желал, выражал свое мнение по поводу наступления французов. «Прения продолжались долго, и чем дольше они продолжались, тем больше разгорались споры, доходившие до криков и личностей, и тем менее было возможно вывести какое-нибудь общее заключение из всего сказанного».

На следующий день на вопрос государя, где он хочет служить, князь Андрей ответил: «В армии».

Глава двенадцатая

Николай Ростов снова получил письмо от родителей, где они просили приехать домой. Причиной в этот раз была болезнь сестры Натальи и ее разрыв с Андреем Болконским. Однако, Николай принял решение в этот раз не просить отпуск, но написал матери и отцу, что сожалеет о том, что произошло с сестрой. Соне Ростовой, в свою очередь, он отослал отдельное письмо, заверив, что после войны они обязательно будут вместе.

Когда Николай приехал из отпуска, он был «послан за ремонтом» и из Малороссии привел отличных лошадей.

Дорогие читатели! Предлагаем ознакомиться с пятой частью второго тома романа Льва Николаевича Толстого “Война и мир” – по главам.

По различным причинам – сложным государственным, политическим, тактическим и другим войска отступили от Вильны, однако, не все испытывали сожаление по этому поводу, многие не спрашивали, куда и зачем идут.

Николай Ростов, возмужавший за годы армии, стал образцом для подражания молодому шестнадцатилетнему офицеру, только прибывшему в полк, – по фамилии Ильин. Николай был для молодого новобранца тем же, кем был Денисов семь лет назад по отношению к нему. Юноша старался во всем угодить ему.

Глава тринадцатая

В покинутой корчме уже находилось пять человек офицеров. Там же была и Мария Генриховна, жена полкового доктора, молодая немка, которая сидела на широкой лавке, в переднем углу. В комнату вошли мокрые от дождя Ростов с Ильиным. Сменив одежду, они сохли над печкой, пили чай, который каждому офицеру приятно было получать из рук Марии Генриховны, затем стали играть в карты – и снова с этой женщиной. Атмосфера была непринужденной, всюду раздавались шутки и смех. Только одному доктору, мужу Марьи Генриховны, было явно не до веселья. Видно было, что он ревновал, но это вызывало у офицеров еще больший смех. Наконец, супружеская пара ушла к себе в кибитку. Николай Ростов пытался уснуть, но не мог, потому что вокруг продолжал раздаваться смех веселящихся офицеров.

Глава четырнадцатая

Шел третий час ночи, но никто не мог заснуть. Вдруг «явился вахмистр с приказом выступать к местечку Островне», и спустя полчаса выстроенный эскадрон уже стоял на дороге. Наконец, все расселись и поехали к месту назначения. Ростов ехал с Ильиным, который не отставал от него, сам же Николай не чувствовал никакой опасности и мысли его были об отвлеченных вещах: о докторше, о лошади, о том, как прекрасно утро. Вдруг раздались выстрелы неприятеля, но «слышна была наша цепь, уже вступившая в дело и весело перещелкивающаяся с неприятелем». Николаю Ростову от этих звуков стало весело на душе.

Глава пятнадцатая

Николай Ростов смотрел на французских драгун, приближающихся к ним, и разрабатывал план, как разбить неприятеля. Он толкнул лошадь и поскакал вперед эскадрона, все гусары двинулись за ним. Николай выбрал целью одного из французов и, догнав его, ударил саблей, но вдруг увидел простое человеческое лицо «бледное и забрызганное грязью, белокурое, молодое, с дырочкой на подбородке и светлыми голубыми глазами». И ему открылось, что-то неясное, чего он никак не мог объяснить себе. В душе он сожалел, что взял в плен этого офицера и нанес удар ему.

И хотя за этот храбрый поступок Николаю Ростову обещали Георгиевский крест, он ощущал, что совершил что-то нехорошее, за что бывает стыдно и мучает совесть. Он и на следующий день думал о французе с дырочкой на подбородке – и не понимал, за что ему дали награду, разве он это делал для Отечества? И в чем виноват пленный гусар? Однако, фортуна улыбнулась Ростову, и, несмотря на смутившие его вопросы, Николая выдвинули вперед и дали батальон гусаров как храброму и отважному офицеру.

Глава шестнадцатая

Когда графиня Ростова получила известие о том, что ее дочь серьезно больна, она, несмотря на слабость, с семьей приехала в Москву. Они переехали от Марии Дмитриевны в свой дом. За Наташей ухаживали, вовремя давали лекарства, которые прописал доктор, и считали это крайне необходимым для выздоровления. Но болела девушка более душой, чем физически, поэтому обычные пилюли были малоэффективными. Наташа стала поправляться только тогда, когда «горе ее начало покрываться слоем впечатлений прожитой жизни» и постепенно уходило в прошлое.

Глава семнадцатая

Несмотря на то, что Наташе стало лучше, она избегала шумных балов, светских развлечений, катаний, театра. Ею овладела грусть. Когда девушка пробовала смеяться или петь, ее начинали душить слезы. Радость жизни исчезла, и нередко Наташа спрашивала себя: «Что дальше?» – и не находила смысла. Она удалялась от всех домашних и чувствовала облегчение только тогда, когда общалась с братом Петей, а из приезжавших была рада лишь Пьеру Безухову. Наконец, по совету Аграфены Ивановны Беловой, девушка решила говеть, и всю неделю не пропускала ни одной вечерни, обедни или заутрени. Делая это, она поверила в возможность новой и чистой жизни для себя, и в воскресенье с радостью приняла причастие в церкви. Признаки выздоровления Наташи были налицо.

Глава восемнадцатая

Тревожные слухи о ходе войны распространялись в Москве. 11 июля был получен манифест о воззвании к народу. В воскресный день Ростовы, как было принято поехали к обедне в домовую церковь Разумовских. И Наталья активно участвовала в произносимых молитвах, прося Бога научить и вразумить ее, как поступать, молясь даже за Анатоля как за врага, хотя он причинил ей столько зла. Она была в благоговении, взывая: «Боже, предаю себя Твоей воле». Неожиданно для прихожан «дьячок вынес скамеечку, ту самую, на которой читались коленопреклоненные молитвы в Троицын день, и поставил ее перед царскими дверьми». Оказалось, что из синода получили молитву о спасении России от нашествия вражеских полчищ. Эта молитва, произнесенная вслух священником, особенно подействовала на Наталью, и она взывала к Богу сердцем. Девушке казалось, что Он ее слышит.

Глава девятнадцатая

Пьера Безухова перестал мучить вопрос о тщетности жизни, он заменился другим – осознанием, что в сердце его, тайно от всех, зародилась любовь к Наталье Ростовой, и это приносило ощущение счастья. Перед тем воскресеньем, когда читали молитву, Безухов обещал Ростовым, что привезет воззвание к России, а также последние письма из армии. Когда письма были получены, среди них было то, которое писал Николай к семье, а также последние приказы по армии, где между известиями о раненых и награжденных Пьер увидел имя Николая Ростова, которому вручили Георгиевский крест 4-й степени за храбрость, проявленную на поле боя, и там же – сообщение о назначении Андрея Болконского командиром егерского полка. Письма были переправлены по назначению.

Глава двадцатая

В воскресенье Пьер Безухов приехал на обед к Ростовым. Хозяева встретили гостя приветливо, но сам он был немало удивлен, услышав голос Наташи, которая исполняла солфеджио в зале, ведь девушка не пела с тех пор, как заболела. Они разговорились, и Пьер был безмерно рад переменам к лучшему, которые произошли с Наташей. Девушка обрадовалась также тому, что ее брат Николай награжден Георгиевским крестом.

После обеда решили прочитать «Манифест». Воззвание к народу произвело большое впечатление на присутствующих, особенно на Петю Ростова, который во что бы то ни стало захотел служить в армии, защищая Отчизну.

Пьер Безухов, находясь у Ростовых, чувствовал взгляд Наташи, который смущал его, ведь, понимая, что влюблен, он не мог обнаружить свои чувства. Правильным в этой ситуации Пьер посчитал уехать домой и не посещать более дом Ростовых.

Глава двадцать первая

Петя Ростов страдал после решительного отказа по поводу его службы в армии, но на другой день, когда стало слышно, что приехал государь, юноша захотел попытать счастья и убедить его в своей готовности защищать Родину от врага. Он стоял в толпе, желающей видеть царя, в предвкушении того, как осуществит свое намерение, и вдруг «получил в бок такой удар по ребрам и так был придавлен, что вдруг в глазах его все помутилось, и он потерял сознание». Мальчика спас дьячок, который вывел его, не дышащего и бледного, к царь-пушке. Этот случай стал очередным поводом для распрей в разволновавшейся толпе.

Из Кремля Петя отправился не домой, а к своему другу Оболенскому, который был его ровесником и уже поступал в полк. Но затем, вернувшись домой, молодой Ростов стал шантажировать родителей, говоря, что если его не отпустят в армию, он убежит. И графу Илье Андреевичу ничего не оставалось делать, как начать подыскивать сыну наиболее безопасное место для службы.

Глава двадцать вторая

В залах, на собрании дворянства и купечества, было немало людей разных сословий. Дворяне в мундирах, «кто в екатерининских, кто в павловских, кто в новых александровских, кто в общем дворянском», произвели впечатление на Пьера Безухова, который, взволнованный, также был в залах. Вызвал восторг прочитанный государем манифест. Пьер прислушивался к разговорам окружающих и, желая тоже участвовать в рассуждениях о происходящих событиях, начав высказывать свою точку зрения, вдруг услышал резкие возражения. Дворяне воодушевленно спорили, произносили речи, что-то доказывали, и это было нормальным в подобной обстановке.

Глава двадцать третья

Вошедший во всем своем обмундировании граф Растопчин с восторгом сообщил о скором прибытии государя.

Речь императора Александра, произнесенная в дворянском собрании, вызвала эйфорию среди слушающих. Все окрылились надеждою на скорую победу над врагом, ведь, как говорил государь, он возлагал надежды именно на Московское дворянство. Из зала дворянства император Александр перешел в зал купечества, где тоже сказал ободряющую речь, и вышел оттуда со слезами умиления на глазах. Некоторые из слушающих готовы были жертвовать всем ради того, чтобы остаться верными Отчизне. На другой день император Александр уехал.

Первая часть третьего тома романа Льва Николаевича Толстого «Война и мир». Описание по главам.
Оцените страницу