Роман «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Исаевича Солженицына: краткое содержание

Краткое содержание Архипелаг ГУЛАГ Солженицына«Архипелаг ГУЛАГ» – документально-художественный роман Александра Исаевича Солженицына, повествующий о лагерях тюремного типа, на территории которых автору пришлось провести 11 лет жизни.

Реабилитированный, принятый в Союз советских писателей, одобренный самим Хрущевым, Солженицын не отрекся от своего замысла – создать правдивую хронику о ГУЛАГе, основанную на письмах, мемуарах, рассказах обитателей лагерей и собственном печальном опыте заключенного под номером Щ-854.

Писался «ГУЛАГ» тайно на протяжении 10 лет (с 1958 по 1968). Когда один из экземпляров романа попал в руки КГБ, произведение пришлось оперативно публиковать. В 1973 году первый том трилогии вышел в Париже. В этом же году советское правительство решало судьбу автора. Отправлять в лагерь Нобелевского лауреата, признанного миром писателя побоялись. Андропов подписал указ о лишении Солженицына советского гражданства и его немедленной высылке из страны.

Что за жуткую историю поведал советский писатель миру? Он рассказал лишь правду.

Дивная страна ГУЛАГ

ГУЛАГ, или Главное управление лагерей и мест заключения, был печально знаменит на территории Советского Союза в 30-50-е годы ХХ века. Его кровавая слава до сих пор гремит эхом железных кандалов в ушах потомков и является темным пятном в истории нашего отечества.

Дивная страна ГУЛАГ

Александр Исаевич Солженицын знал о ГУЛАГе не понаслышке. Долгих 11 лет он провел в лагерях этой «дивной» страны, как с горькой иронией называл ее писатель. «Свои одиннадцать лет, проведенные там, усвоив не как позор, не как проклятый сон, но почти полюбив тот уродливый мир, а теперь еще, по счастливому обороту, став доверенным многих его рассказов и писем…»

В этой книге, составленной из писем, воспоминаний, рассказов, нет вымышленных лиц. Все люди и места названы своими именами, некоторые обозначены лишь инициалами.

Знаменитый остров Колыму Солженицын называет «полюсом лютости» ГУЛАГа. Большинство ничего не знает о чудо-Архипелаге, некоторые имеют лишь смутное представление о нем, побывавшие там знают все, но они молчат, словно пребывание в лагерях навсегда лишило их дара речи. Только спустя десятилетия эти калеки заговорили. Они вышли из своих убежищ, приплыли из-за океана, выбрались из тюремных камер, восстали из могил, чтобы рассказать страшную историю под названием «ГУЛАГ».

Том первый: арест, камера и внесудебная расправа

Как попадают на Архипелаг? Ни в Совтуристе, ни в Интуристе туда нельзя приобрести билет. Если хотите управлять Архипелагом, путевку на него можно получить по окончании училища НКВД. Если хотите охранять Архипелаг – горящие туры предлагает отечественный военкомат. Если хотите умереть на Архипелаге – ничего не делайте. Ждите. За вами придут.

Все заключенные ГУЛАГа прошли через обязательную процедуру – арест. Традиционный вид ареста – ночной. Грубый стук в дверь, полусонные домочадцы и растерянный обвиняемый, еще не достегнувший брюк. Все происходит быстро: «Ни соседние дома, ни городские улицы не видят, скольких увезли за ночь. Напугав самых ближних соседей, они для дальних не событие. Их как бы и не было». А на утро по тому самому асфальту, по которому ночью вели обреченных, с лозунгами и песнями пройдет ничего не подозревающее молодое советское племя».

Близкое знакомство с Родиной
Солженицын не узнал парализующей притягательности ночного ареста, его задержали во время службы на фронте. Еще утром он был капитаном роты, а вечером лежал в заплеванном душном карцере, в котором с трудом помещались три человека. Солженицын был четвертым.

Карцер стал первым пристанищем осужденного Солженицына. За 11 лет ему довелось пересидеть во многих камерах. Вот, например, вшиво-клопяная кутузка в КПЗ без нар, без вентиляции, без отопления. А вот одиночка Архангельской тюрьмы, где окна вымазаны бардовым суриком, чтобы в камеру попадал только кровавый свет. А вот милое пристанище в Чойбалсане – четырнадцать взрослых человек на шести квадратных местах месяцами сидят на грязном полу и меняют ноги по команде, а с потолка свисает 20-ваттная лампочка, которая не гаснет никогда.

Том первый: арест, камера и внесудебная расправаЗа каждой камерой следовала новая, и не было им конца, и не было надежды на освобождение. В ГУЛАГ попадали по знаменитой 58-й статье, состоявшей всего из четырех пунктов, каждый из которых осуждал человека на 10, 15, 20 или 25 лет. По окончании срока наступала ссылка или освобождение. Последнее практиковалось крайне редко – как правило, осужденный становился «повторником». И снова начинались камеры и сроки, длившиеся десятилетия.

Апелляция? Суд? Извольте! Все дела попадали под так называемую «внесудебную расправу» – очень удобный термин, придуманный в ЧК. Суды не упразднили. Они по-прежнему наказывали, казнили, но внесудебная расправа шла обособленно. По статистике, составленной многим позже, только в двадцати губерниях России ЧК расстреляла 8 389 человек, раскрыла 412 контрреволюционных организаций (авт.: «фантастическая цифра, зная всегдашнюю неспособность нашу к организации»), арестовала – 87 тысяч человек (авт.: эта цифра, из скромности составителя статистики, изрядно занижена). И это без числа официально расстрелянных, рассекреченных и осужденных!

Среди обитателей ГУЛАГа ходила легенда о «райских островах», где текут молочные реки, кормят досыта, стелют мягко, и работа там только умственная. Туда отправляют заключенных «особенных» профессий. Александру Исаевичу посчастливилось интуитивно соврать, что он, дескать, ядерный физик. Эта никем не подтвержденная легенда спасла ему жизнь и открыла дорогу в «шарашки».

Том второй: история лагерей и их обитателей

Том второй: история лагерей и их обитателейКогда появились лагеря? В темные 30-е? В военные 40-е? Би-Би-Си сообщило человечеству страшную истину – лагеря существовали уже в 1921-м! «Неужели так рано?» – изумлялась общественность. Что вы, конечно, нет! В 21-м лагеря уже были на полном ходу. Товарищи Маркс и Ленин утверждали, что старый строй, включая существующую машину принуждения, нужно сломать, а на ее месте воздвигнуть новую. Неотъемлемым аппаратом этой машины является тюрьма. Так что лагеря существовали еще с первых месяцев после славной Октябрьской революции.

Почему возникли лагеря? В этом вопросе все тоже до банальности просто. Есть огромное молодое государство, которому нужно окрепнуть в короткие сроки без посторонней помощи. Ему нужна: а) дешевая рабочая сила (еще лучше бесплатная); б) неприхотливая рабочая сила (подневольная, легко транспортируемая, управляемая и постоянная). Где черпать источник такой силы? – В своем народе.

Что делали в лагерях? Работали, работали, работали… От зари до зари и каждый день. Работа находилась для всех. Даже безруких заставляли утаптывать снег. Рудники, кирпичная кладка, очистка торфяных болот, но все зэки знают, что самое страшное – это лесоповал. Не зря его прозвали «сухим расстрелом». Сперва зэку-лесорубу нужно срубить ствол, затем обрубить ветки, потом дотащить ветки и сжечь, после этого распилить ствол и уложить брусья штабелями. И все это в снегу по грудь, в худой лагерной одежонке («хоть бы воротнички пришивали!»). Летний рабочий день – 13 часов, зимний – чуть меньше, без учета дороги: 5 километров туда – пять обратно. У лесоруба короткий век – три недели и тебя нет.

Кто сидел в лагерях? Тюремные камеры ГУЛАГа были радушно открыты для людей всех возрастов, полов и национальностей. Без предрассудков сюда принимали и детей («малолетки»), и женщин, и стариков, сотнями сгоняли фашистов, евреев, шпионов, а раскулаченных крестьян свозили целыми деревнями. Некоторые даже рождались в лагерях. Мать на время родов и грудного вскармливания вывозили из тюрьмы. Когда малыш немного подрастал (как правило, ограничивались месяцем-двумя), женщину отправляли обратно в лагерь, а ребенка – в детский дом.

Краткая биография Александра СолженицынаПредлагаем вашему вниманию биографию Александра Солженицына, которая из-за своей насыщенности и резких поворотов судьбы очень напоминает захватывающий роман или повесть.

В своем романе “Раковый корпус” Солженицын изобразил жизнь пациентов Ташкентсой больницы, а именно ракового корпуса №13, само название которого вселяло многим людям отчаяние и трепет.

У каждого заключенного своя история, достойная целой книги. Некоторые из них приводит Солженицын на последних страницах второго тома «ГУЛАГа». Вот истории 25-летней учительницы Анны Петровны Скрипниковой, простого работяги Степана Васильевича Лощилина, священника отца Павла Флоренского. Сотни их были, тысячи, всех не припомнить…

Том третий: что есть ГУЛАГ и почему о нем молчат?

В период расцвета лагерей в них не убивали, смертная казнь, расстрелы и прочие методы мгновенной смерти были упразднены как заведомо убыточные. Стране нужны были рабы! ГУЛАГ же являлся виселицей, только растянутой в лучших лагерных традициях, чтобы перед смертью жертва успела еще помучиться и потрудиться на благо отечества.

Том третий: что есть ГУЛАГ и почему о нем молчатМожно ли убежать из лагеря? – Теоретически можно. Решетки, колючие проволоки и глухие стены для человека не преграда. Можно ли убежать из лагеря навсегда? – Нет. Беглецов всегда возвращали. Порой их останавливал конвой, порой тайга, порой добрые люди, которые получали щедрое вознаграждение за поимку особо опасных преступников. Но были, вспоминает Солженицын, так называемые «убежденные беглецы», которые решались на рискованный побег снова и снова. Таким запомнился, например, Георгий Павлович Тэнно. После очередного возвращения его спрашивали «Зачем ты бегаешь?» «Из-за свободы, – вдохновлено отвечал Тэнно, – Ночь в тайге без кандалов и надзирателей – это уже свобода».

Александр Исаевич Солженицын относится к тем немногим счастливцам, которым удалось выйти из лагеря смерти. Первым шагом к спасению стала «шарашка», потом ссылка, которая показалась настоящим раем и позволила Солженицыну наконец-то заняться писательской деятельностью. После ссылки наступило неожиданное освобождение с дальнейшей реабилитацией.

Но как только бывший обитатель ГУЛАГа заговорил, как только «Архипелаг» оказался в печати, добрая родина тут же открестилась от своего сына, гулко опустила железный занавес и выставила за порог радушной Страны Советов, где не было и нет политических заключенных, где правят мир и справедливость, где за колючей проволокой не воют тысячи обреченных.

Роман «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Исаевича Солженицына: краткое содержание
5 (100%) 2 votes

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 12
  1. Виктория

    Очень страшно, когда человек вынужден был находиться в застенках сталинских лагерей и терпеть такое, что врагу не пожелаешь. Неоправданное клеймо «враг народа» в то страшное время было на многих. Уважаю Александра Солженицына, который имел смелость рассказать всем горькую правду об издевательствах над заключенными, о нечеловеческих условиях, созданных для арестантов. Читала на эту тему много книг, но большинство из них – о страданиях верующих за имя Господа. Там тоже – голая правда! Сил христианам дал Бог, но как же жалко тех, кто, оказавшись в подобной ситуации, не имеет надежды на Всевышнего!

    1. Валентин

      Интересно что тогда карали за правду, и верующих и просто честных людей. Тому кто погряз во лжи правду очень неприятно слышать. Им лучше жить в болоте самообмана, чем слышать горькую правду.

      1. Виктория

        Помню, когда я заканчивала училище, вместо того, чтобы сдавать экзамен по русской литературе мне разрешили написать реферат на произведение Анатолия Владимировича Жигулина «Черные камни» – о страданиях в застенках сталинских лагерей без вины виноватых, в числе которых оказался и он сам. Помню стих из этой повести: «Вы что не верите? Проверьте! Есть в деле, спрятанном в архив, слова и тех, кто предан смерти, и тех, кто ныне, к счастью, жив». Удивительно, до сих пор не стерлись с памяти эти строчки, хотя столько лет прошло. А сколько книг о верующих, которые в глазах коммунистов и КГБ были даже большими преступниками, чем убийцы. В то время плыть против течения было настоящим подвигом, и, если бы не такие писатели-герои, как Александр Солженицын и ему подобные, были бы утеряны многие ценные факты. Факты, через десятилетия обнажающие голую правду. Только бы это не повторилось в наше время!

      2. Виктория

        Да, правду всегда было людям тяжело слышать. Ведь на их умы действует “лжец и отец лжи”.

  2. Читатель

    Когда узнаешь краткое содержание этого романа или начинаешь читать сам текст, невозможно поверить в то, что написано. Если бы не документальная и последовательная биография А.И. Солженицына, которая точно описывает всю его жизнь, а также статьи, интервью, письма политиков, писателей и множества других заключенных, – многие современные читатели, уже привыкшие к частой фальсификации исторических событий, согласились бы считать факт существования карательного политического режима в Советском Союзе очередной выдумкой зарубежных правительств. Но, увы, нам приходится верить в это и, так сказать, на собственной шкуре прочувствовать настоящий ужас отчаяния и страданий миллионов людей, оказавшихся расходным или подопытным материалом для огромной режимной системы, а по сути человеческой мясорубки.

    Соавторами А.И. Солженицына стали тысячи пострадавших заключенных, чья жизнь мгновенно изменилась и потеряла всякий здравый смысл. Только благодаря Божьей воле мы смогли узнать подробности о судьбах «навсегда исчезающих людей», которые никогда не должны были выжить и, тем более, рассказать о том, что с ними на самом деле происходило. Жизнь подтверждает Слова из Библии, и все тайное обязательно проявляется. Как же тяжело было жить нашим предкам?! Какие невероятные трудности им пришлось преодолевать в своей жизни?! И они жили, и радовались хорошим моментам, и любили, и творили добро, и построили для нас красивейшие города, посадили великолепные сады, воспитали нас и продолжают помогать во всем. Спасибо Богу за это!

    Сегодня «Архипелаг…» является исторической данностью и фатальным уроком для всего человечества. Такое не должно происходить в цивилизованном мире. Ведь мы – все люди – являемся единым совершенным организмом, который наделен исключительной способностью созидания, и поэтому должны сохранять святую братскую любовь, способную нас объединить во имя победы добра. Обличительные свидетельства узников национальной совести, как кричащие доказательства человеческой жестокости и глупости должны быть изучены и проанализированы всеми последующими поколениями. Нельзя забывать ни одного человека, ни одного события, ни одного предостережения или пророчества. Пусть живет наша память в веках! Да здравствует правда!

    1. Виктория

      Согласна с Вами. Но сколько же их в наше время – без вести пропавших и исчезнувших, о которых плачут матери и рыдают дети! Почему-то братская любовь куда-то исчезла, и вновь началось жестокое кровопролитие, которому нет оправдания и которое не прикроешь словами «патриотизм» и «защита Родины». Видно, не поняло человечество предостережений, не усвоило уроки прошлого. Потому и снова пожинаем ужасные последствия войны – никому не нужной, страшной и подлой!

      1. Виктория

        Читаю краткое содержание «Архипелага Гулага» Александра Солженицына, и удивляюсь: с какой же горькой иронией называет автор это ужасное место «дивной страной». Как же страшно было там человеку. Я тоже читала немало произведений, героями которых были гонимые за верую христиане. Некоторые из них побывали именно в этом месте. Вот, например, Георгий Винс, преданный Господу человек, который не только не сделал никакого зла, но старался жить честно и любил людей. Его печальная биография описана в книге «Евангелие в узах», которую я не раз прочитывала. И огорчалась: христианина ставят на один уровень с убийцей. “А ты, оказывается, еще опасней, чем я!” – говорит ему новый этапируемый по имени Ангар… Увы, это жестокая реальность. Вот что я прочитала в одной из публикации издания «Протестант»: «Свидетельство о Христе вне стен церкви превращалось в антисоветскую агитацию, а самого благовестника объявляли врагом народа, к которому применялась печально известная 58-я статья. Таким или схожим образом христиане оказывались в лагерях ГУЛАГа».

        Архипелаг Гулаг – действительно ужасное место. И по человечески я восхищаюсь позицией тех людей, которые, несмотря на опасность быть изгнанными, нашли в себе силы рассказать правду об издевательствах над людьми. Одним из таковых был Александр Солженицын.

      2. Виктория

        Читаю краткое содержание «Архипелага Гулага» Александра Солженицына, и удивляюсь: с какой же горькой иронией называет автор это ужасное место «дивной страной». Как же страшно было там человеку. Я тоже читала немало произведений, героями которых были гонимые за верую христиане. Некоторые из них побывали именно в этом месте. Вот, например, Георгий Винс, преданный Господу человек, который не только не сделал никакого зла, но старался жить честно и любил людей. Его печальная биография описана в книге «Евангелие в узах», которую я не раз прочитывала. И огорчалась: христианина ставят на один уровень с убийцей. “А ты, оказывается, еще опасней, чем я!” – говорит ему новый этапируемый по имени Ангар… Увы, это жестокая реальность. Вот что я прочитала в одной из публикации издания «Протестант»: «Свидетельство о Христе вне стен церкви превращалось в антисоветскую агитацию, а самого благовестника объявляли врагом народа, к которому применялась печально известная 58-я статья. Таким или схожим образом христиане оказывались в лагерях ГУЛАГа».

        Архипелаг Гулаг – действительно ужасное место. И по человечески я восхищаюсь позицией тех людей, которые, несмотря на опасность быть изгнанными, нашли в себе силы рассказать правду об издевательствах над людьми. Одним из таковых был Александр Солженицын.

  3. Вячеслав

    Как сидел, воевал, за что был арестован СоЛЖЕницын – почитайте воспоминания первой жены нашего “правдолюбца”, свидетельства его сосидельцев, архивные материалы ГУЛаг и Колоний, Игоря Пыхалова (систематизация архивных документов по разоблачению либеральной лжи о Великой Отечественной войне, Сталине). Так с 1921 по1940год в местах заключения побывало около 8 млн человек, а не десятки млн. по Солженицыну. На сто тысяч человек “сидело”: в США – 700 чел. в 2015г, в России в 2008г- 629чел., в 2015г.-450чел.( амнистия к дню Победы), в СССР в конце 1941г-800чел.. Максимальный показатель с1946 по 1950г. – 1540чел.( репатриация ~ 4,2 млн. советских граждан из зарубежных стран, из них 1,5 млн. военных , из которых ~15% подверглись суду и отправлены в ГУЛАГ или на поселение)

  4. Виктория Даниеловна

    Снова и снова приходится перечитывать различные произведения, созвучные с повестью Александра Солженицына «Архипелаг Гулаг». Это и «История одной повести» Светланы Волкославской, и «До свидания» не значит «прощай» авторов Эми Джордж совместно с Элом Джансеном и другие. Некоторые, на мой взгляд, важные цитаты, отражающие действительность советского времени, мне хотелось бы привести.

    «Это небезопасно говорить о том, во что ты веришь. Лучше молчать, чем говорить, – говорит девочка Эмми, отец которой был репрессирован якобы по политическим мотивам. –
    Это был самый важный урок в моей жизни, как часто напоминала мне об этом мама. Каждый человек должен был выучить этот урок, так как от этого зависело выживание. Тех, кто имел собственное мнение или кто слишком много разговаривал, высылали. Правильным было только мнение правительства».

    А вот мнение героини «Истории одной повести»: «Я родилась в обществе, где нужно мыслить категориями большинства, причем официально принятыми категориями».
    Да, действительно, советское время для некоторых было очень трудным временем.

  5. Виктория Даниеловна

    Вот сейчас читаю повесть «Счастье потерянной жизни» Николая Храпова. И отметила один эпизод, как главный герой Павел Владыкин отвечает однокурснице о своей вере в Бога:

    «…Вспоминая свое детство, я помню, когда за городом рвались снарядные погреба. С нами под обрывом стояла тогда толпа людей, спасающихся в панике – неизвестно от чего и неизвестно куда.

    Вдруг раздался страшный оглушительный взрыв, сотряслась вся земля, (отец еще крикнул, чтобы разинули рты). Так вот, как подкошенная, толпа вся упала под обрыв с криком: “О, Гос-по-ди!!”

    Там были толстовцы, лютеране и марксисты. Никто из них не воскликнул: “О, Лев Толстой! Лютер! – и т.д., а воскликнули: – О, Господи!”
    Христианство живо, потому что жив Христос…»

    Конечно же, парня после этих слов безжалостно арестовали и много лет пришлось ему провести в неволе.

    О страданиях людей в советские времена писал не один писатель: Александр Солженицын, Анатолий Жигулин. Однако, самыми яркими я все-таки считаю свидетельства христиан, переживших ужасы концлагерей, застенок НКВД, голода, холода, побоев, но оставшихся верными Господу. Вспоминается песня: «Их статистики точной нет, и в музеях их нет реликвий, они подвигов яркий след оставляли пример великий. Кто сказал: побеждать легко, будто все нам дается даром…»

  6. Виктория Даниеловна

    Сегодня я читала книгу Людмилы Шторк «Знакомство с жизнью» и ужасалась. В каких нечеловеческих условиях жили невинно осужденные заключенные в то страшное время. Чудовищнее всего то, что срок могли получить и маленькие дети. Вот что написано в повести: «Почти все здания в городе возводили зеки. Здесь и взрослые нередко умирали, а смертность детей была в два раза больше. Но как ни странно, многие из этих людей, даже умирая, считали, что Сталин – прекрасный правитель и вождь народа. В пятидесятые годы в Воркуте появилась новая небольшая школа, над которой красовалась надпись:
    Заботой Сталинской согреты
    Страны Советов детвора,
    Примите в дар и в знак привета
    Вы школу новую, друзья.
    И дети верили в эту заботу, и были благодарны за подарок, построенный на костях их отцов, матерей и сверстников. Как много в жизни людей значит вера. Пусть даже вера в откровенную ложь.
    Какая ужасная, неестественная и уродливая система правления, если тысячи и тысячи хороших людей и простых беззащитных детей оказались вне закона в стране «с её ужасными законами и полным пренебрежением к выбору человека».

Добавить комментарий